ПУТЕШЕСТВИЯ
Jawa-250 часть 1 - часть 2 - часть 3 - История про море - МотоЯрославец-2004

МАРШРУТ

15 июля 2000 года, суббота

В 800 Лена, моя жена, забросила меня в гараж к Юрию Петровичу и поехала домой, чтобы привезти к 930 моих родителей и Глеба. За эти полтора часа мы всё увязали на мотоциклы и были готовы к “проводам”. В полдесятого приехали наши родные и пару друзей Юрия Петровича. Посмотрели на нас с болью в глазах, пофотографировав в полной боеготовности, и ровно в 1000 мы стартовали. Сборы у нас получились из-за нехватки времени очень напряженными, нас давила неопределенность с электрической частью моего мотоцикла, и только первые десятки километров езды дали нам возможность наконец расслабиться: все проблемы позади – мы едем !

Так в приятнейшем расположении духа в 1150 мы въехали на участок дороги, на котором асфальт был присыпан гравием, в общем “мечта мотоциклиста”, особенно начинающего. Юрий Петрович остановился, чтобы предупредить меня об опасности. Я, не ожидая, что он будет останавливается, затормозил резковато и на обочине упустил мотоцикл. Скорость была, правда, 0 и я его придержал, насколько смог, руками – обошлось без технических проблем. А раз так то и настроение наше не пострадало и в 1400 мы въехали в Новоград-Волынский, где и заправились в первый раз.

В 1700 сделали небольшой привал. У Юрия Петровича рулевое оказалась слишком зажатым. Отпустили упорный подшипник и заодно отдохнули. В 1830 поехали дальше и вскоре были уже в Ровно. В Ровно очень плохая, длинная и перегруженная окружная и мы еще в Киеве договорились, что поедем через центр (хотя там и запрещен сквозной проезд). И вот в этом самом центре едва не закончилась наша поездка благодаря двум открытым ямам диаметром сантиметров 80 и глубиной 30-50. Перед нами, пропуская их между колесами, шел микроавтобус и их не было видно заранее. Юрий Петрович проехал в миллиметрах 20 от края, ну а мне уже было легче – я увидел, что он шарахнулся, объезжая что-то, и скорее инстинктивно, чем осознанно, последовал за ним.

Следующий маршрутный город – Луцк – проехали без приключений. Интересно, что и в Ровно и в Луцке троллейбусы выезжают далеко за город. Расстояние между Ровно и Луцком 70 км, а между крайними остановками их троллейбусов около 40 км. В 2015 остановились в Губине на заправке. Разлили “киевскую” канистру и последний раз заправились дешевым бензином.

В 2100 получили временный пропуск в погранзону (5.70 грв ~$1.1) и через некоторое время въехали в пограничный поселок Устилуг. Свернули в первую же улицу от какого-то магазина и постучались в один из первых домов на предмет переночевать. У тех людей были гости, но хозяин походил по улице и нашел дом, где нас приютили. Приняли нас как своих. Посидели “за вечерею iз чарками, тостами” и всем, чем положено. Обсудили с хозяином, как нам лучше ехать по Польше (он там, как и все жители приграничной зоны, естественно, бывал уже десятки, если не сотни раз). Итак в первый день мы – в общем-то без напряга – проехали 511.4 км.

16 июля 2000 года, воскресенье

В 500 подъем и завтрак. Родные и друзья далеко и теперь уже Галина Анатольевна, хозяйка дома, провожая смотрит на нас с болью.

545…620 утра воскресенья: Украино-Польская границы и таможни. Машин с нашей стороны практически нет, как нет и вопросов ни у пограничников, ни у таможенников.

На другой стороне границы находиться польский город Зосин, но мы в него не заезжаем, а сразу едем на Краснислав. Проскакиваем, нужную развилку и в результате едем на Люблин через Хелм. Теряем время (хотя это была, очевидно, самая маленькая петля из тех, которые мы еще сделаем позже). Зато дорога от Зосина на Хелм проходит через красивейший лес. Такое ощущение, что мы плывем сквозь воздух, такой он осязательный, свежий и напоенный лесными ароматами. Машин практически нет. Объективности ради, следует сказать, что дорога эта довольно опасна - узкая, много извилин, видимость ограничена, а редкие участники дорожного движения норовят ехать строго посредине дорожного покрытия.

910…940 остановились на 70 км после Люблина, который пришлось проехать через центр. В этом самом центре незадолго перед нашим проездом произошла серьезная авария – прямо на перекрестке лежала перевернутая машина. На выезде из города позвонили домой и перекусили тем, что нам дала в дорогу Галина Анатольевна. Налили масло в канистру с Губинским бензином и немного полежали на травке.

В 1030 остановились из-за мелкого дождя на междугородной автобусной остановке. Юрий Петрович лег на мотоцикл и, по-моему, минут 5 подремал. Вскоре метрах в 20 от нас остановились в засаде полицейские. На нас ноль внимания. Я подошел и спросил про погоду в направлении Радом-Вроцлав. Они сказали, что, когда ехали с той стороны, там было сухо, и мы окрыленные двинулись сразу, как только утих дождь.

В 1200 въехали в Радом (потом мы это место стали называть Радом-I) и на окружной остановились пережидать дождь. Спрятались под деревом, положили под поясницы кулек и спальник и прилегли в шлемах вместо подушек. Получилось очень здорово, но люди в проезжавшие в машинах стали с тревогой всматриваться в нас – живы ли мы. Отдохнув, разлили по бакам канистру, и увеличили давление в задних колесах. Тут нужно сделать одно пояснение. В целом, в Польше дороги получше украинских, но там почти везде сильные продольные вмятины от колес. В результате мотоцикл сильно водит и нужно все время подруливать. Через часик двинулись дальше.

В 1350 первая польская заправка (в среднем, летом 2000 г. в Польше бензин стоил 70..80 центов), все в том же Радоме (впоследствии называем это место в разговорах – Радом-II). К этому моменту стало уже ясно, что дождь похоронил наш первоначальный план проскочить Польшу за один день. Проехав еще чуть-чуть, в 1430 прячемся от дождя на очередной бензоколонке вскоре после выезда из Радома (Радом-III). Пошли обедать в кафе, а там не принимают карточки. Поменяли на колонке 10 долларов на 40 злотых и поев (шашлык, фри, салат, кофе, чай) какое-то время ждали просвета в дожде, после чего двинулись дальше.

В 60 км от Радома на бензоколонке перед развилкой Варшава/Конские решили остановиться, высушиться и заночевать. Дальше такими темпами ехать смысла не было – мы устаем, мокнем, а результата нет. Может завтра погода будет получше. На этой колонке оказался очень неплохой мотель – несколько номеров на втором этаже над кафе. Общий душ и туалет. Постояльцев не было, чистота идеальная, в номере – телевизор, шкаф, ночники возле кроватей. Стоило это 60 злотых (нам обошлось в 15 долларов, так как мы опять меняли доллары на руках, а карточки не принимали). За стоянку мотоциклов дали 2 бакса ребятам с колонки и поставили наши аппараты прямо под их окнами. Итак, за воскресенье удалось пройти всего 304.4 км вместо запланированных 800…

17 июля 2000 года, понедельник

Всю ночь с короткими перерывами шел дождь. Утром пошли на колонку, перекатили мотоциклы под мотель, поменяли еще 10 долларов на 40 злотых и за 27 нам устроили завтрак из чудесного кофе со сливками, омлета с ветчиной и вареников с капустой и мясом. Внимание: по-польски “пирог” означает вареник! Запили мы это все чаем с лимоном и - стали что делать ? …Правильно! Пережидать проливной дождь. Вчера по телеку смотрели прогноз погоды - поляки обещали, что дожди к середине дня будут ослабевать - тешим себя этой надеждой. В 1300 наконец стартуем.

Вскоре нас останавливают весьма злобные полицейские. Дело в том, что Юрий Петрович едет без света, а я перешел на габариты, чтоб сильно не контрастировать с ним. Дело пахнет штрафом. Полицейский спрашивает, откуда мы, куда едем. У Юрия Петровича на баке закреплена карта с маршрутом – рассказываем. Нас отпускают, Юрий Петрович включает габариты, а я ближний свет, как и положено.

За 10 км до Вроцлава заправляемся и проезжаем через очень красивый город Цисов.

Наконец въезжаем во Вроцлав, город наших больших опасений. Нам приходиться пересекать его через центр. Движение там большое, указатели может на что-то бы и годились, если бы не бесконечные ремонты в центральной части. Объезды сливаются друг с другом и очень скоро становиться непонятно куда ехать. Пока что я знаю это со слов Юрия Петровича, а сполна прочувствую на обратном пути. Сегодня нас выручает водитель микроавтобуса, у которого Харлей. Он любит ездить на дальняк и, конечно, он в восторге от наших мотоциклов. Естественно, зовет на пиво и оставаться на ночь, но мы и так подавлены крушением нашего графика и просим объяснить дорогу. Едем под проливным дождем по старой брусчатке. Она в трещинах, выбоинах, неровностях – мотоцикл ходит ходуном. В конце концов, выбираемся на дорогу на Гожелец (немецкий Гёрлиц). На выезде из Вроцлава купили за 8 злотых хлеб, йогурты, растворимый каппучино про запас и попили кофе за 4 злотых.

1. Вроцлав: после замены свечи у Петровича

Утром мы думали, что подъедем как можно ближе к Германии, но заночуем еще в Польше – дешевле. После Вроцлава стало ясно, что до Германии нам сегодня не добраться в принципе, и в 2300 – ехать в темноте мы долго не можем – мы остановились в мотеле на съезде с автострады возле поворота на Легницу. Стоило это 30 долларов за ночлег и 5 долларов за завтрак. Душ и туалет общие, в номере рукомойник, телек, кресла – ничего особенного, но мы просто упали на кровати после всей этой сырости долгого и мало результативного ездового дня за который пройдено всего 362.9 километра. Однако, от Киева мы отъехали уже на 1,178.7 километров.

18 июля 2000 года, вторник

Подъем около 800. Съели, не спеша, положенный нам завтрак, напились кофе и выехали в 940. Пасмурно, но дождя нет. Едем по автобану, который построил Гитлер в 1940 году. Это бетонные плиты, перекосившиеся от времени, с выбоинами и трещинами. Некоторые участки поляки за прошедшие 60 лет покрыли асфальтом, а некоторые так и оставили. Такое ощущение, что едем по шпалам – бедные наши подвески и груженые багажники. За 50 км до границы с Германией заправляемся польским бензином. В преддверии Западной Европы он уже кажется нам “дешевым”.

1220 – 1,345-й километр от начала путешествия – граница с Германией, совсем немного машин перед КПП – 25-30. Сзади нас немецкий микроавтобус, водитель – эмигрант с Украины. За несколькими ленивыми фразами быстро подходит наша очередь. Пограничники и таможенники смотрят на нас со снисходительным интересом и удивлением. Они даже не ставят нам в паспортах въезд (до сих пор не понимаю почему). Посмеиваются, наблюдая, как мы руками перекатываем наших коней – не понимают глупенькие, что мы не хотим заводить наши замечательные двухтактные двигатели перед их ясными очами, дабы не посеять в их чистых душах ненужные сомнения по поводу выхлопа таковых двигателей. В общем, мы нервничаем, а уже через несколько минут мчимся по великолепному автобану на Дрезден. Преодолено одно из самых опасных препятствий на нашем пути к Атлантическому океану – страшные и таинственные экологические нормы Евросоюза.

Через километров десять влетаем в 4-5 километровый тоннель. Желтое освещение фантастическими бликами играет на параболе Явы. Потом мы проехали, наверное, с сотню тоннелей, но от этого у меня осталось самое яркое впечатление. В районе Базена, на одном из затяжных подъемов у меня заглох движок. В голове жуткая мысль – неужели что-то все-таки пропустили в зажигании. Мотоцикл завелся сразу, тут по обочине подкатился Юрий Петрович и поставил диагноз – незадолго перед этим я переключил краник бензобака на резерв, чтоб там канал не забивался и недооткрыл его до конца. В результате на затяжном подъеме не хватило бензина в поплавковой камере. Вздохнули с облегчением, на радостях позвонили домой сказать, что мы успешно въехали в Германию и поехали дальше.

Едем, едем, едем… В 1615 остановились в “кармане” отдохнуть. Это где-то в районе Цвикау. Нам нужно заправиться – Юрий Петрович уже на резерве – а заправка на самом автобане может быть еще далеко, да и неприятно на пределе ехать. Разливаем резервную канистру. Возле нас отдыхает мотоциклист на каком-то полуспортивном 1100. Спрашиваем насчет ближайшей заправки, говорит надо съезжать в ближайший съезд на Хоф. Съезжаем, заправляемся. Бензин обходится нам в почти доллар ($0.97) за литр, но мы думали, что будет еще хуже.

Возвращаемся на автобан и едем на Нюренберг. С нашего автобана существуют 4 заезда в Нюренберг. Нам нужен 3-й, но он оказывается закрытым из-за ремонта. В результате мы въезжаем через 4-й и пересекаем весь город. Начинает быстро смеркаться, а у меня сгорели на автобане все лампы. Поделать мне стабилизаторы напряжения мы не успели, а на скорости выше 85-90 (вернее на соответствующих ей оборотах) мой генератор выдавал около 17-20 В. Когда до дома брата Юрия Петровича оставалось всего 7-10 минут езды, меня тормознула полицейская машина. Оттуда вышли совершенно изумленные парень с девушкой и стали расспрашивать, как же это я могу ехать без света – ведь уже сумерки. Я стал отвечать, что у меня что-то случилось с проводкой, и я ехал за своим товарищем к нашим друзьям, и мы бы еще успели до темноты… А теперь вот они меня остановили и я не имею не малейшего представления куда ехать, только адрес знаю. В этом месте был поворот и Юрий Петрович остановился уже за ним, так что они то ли его не увидели, то ли решили заняться мной. Когда они врубились в ситуацию, то на лице у девушки отразилось просто страдание, а у парня озабоченность оттого, что теперь-то нужно что-то делать. В общем, когда из-за поворота появился Юрий Петрович, с облегчением вздохнули все трое. Они проверили мою визу (у Юрия Петровича даже документов не спросили), сказали, чтоб я ехал впереди (мол, тогда будет виден габарит мотоцикла Юрия Петровича) и быстро уехали. Они так никогда и не узнали, что у меня не работал сигнал, а Юрий Петрович ехал на габаритах, а свет включал только для того, чтобы прочесть указатели. За это время уже действительно стемнело, и ехать дальше без света стало, мягко говоря, несколько опасно. Кроме того, ехать впереди, как сказали полицейские, я не мог, так как не знал дороги. В общем, переставили лампочку со стопа на габарит (она, конечно, не сгорела) и поехали рядом. К счастью, Юрий Петрович, если где раз побывал, то потом уже ориентируется почти безошибочно, и мы действительно доехали до дома его брата через минут 10. Конечно, был шок оттого, что мы на мотоциклах (это держалось в секрете), потом праздничный ужин и сон. Я сплю мертвым сном, а внизу, в маленьком уютном Нюренбергском дворике, стоит моя замечательная Ява-250, спидометр которой показывает 1,768, что соответствует 1,723 километрам пройденного пути (из них 544.3 км за сегодня).

19 июля 2000 года, среда

Утром я просыпаюсь и иду с Сашей пройтись перед завтраком по магазинам. Мы не в самом Нюренберге, а в его пригороде Фюрте. Пока ходим по магазинам – Саша ищет какие-то особенные, подобающие случаю продукты – начинается небольшой дождь. Конечно, нам сегодня не ехать, но погода не радует. Мы не спеша завтракаем, беседуем.


Информация к размышлению: брат Юрия Петровича, Александр Исаакович Лысый в 1974 году вдвоем со своим другом Михаилом Чепердаком на Яве 250 проехал по маршруту Киев-Магадан, а в 1977 году вместе со своей женой Ларисой - по маршруту Киев – озеро Иссык-Куль – Киев.

Во второй половине дня Юрий Петрович повел меня на экскурсию в центр Нюренберга. Приятный европейский город со старой застройкой в центре и пешеходной зоной. Вечером нас ждал настоящий праздничный банкет с индейкой, фаршированной черносливом, который в свою очередь был нашпигован миндалем – личный рецепт Саши.

20 июля 2000 года, четверг

Утром мы вышли в супермаркет купить лампочки для моего мотоцикла (запасные поставим вместо сгоревших) и посмотреть масло. Комплект лампочек взяли марок за 10, а масло подходящее нашли – 5 литров за 25 марок, но показалось дорого и не купили. Обсуждение было долгим: много раз пересчитывали на сколько еще нам хватит и что здесь масло по идее дешевле, чем будет потом, но дорогущее по сравнению с авторынком, а пока у нас ведь масло есть, а это придется везти как балласт – в общем не купили.

Вечером готовили мотоциклы к дороге. Поменяли лампочки, подкачали колеса, проверили масло в коробках и подтянули цепи. Цепи у нас растянулись сильно – всю Польшу на них летела вода с дорожной грязью. По результатам этого ТО к мотоциклам у нас никаких претензий.

21 июля 2000 года, пятница

Выехали в 800 и взяли курс на Некерсульм. Город название которого должно так много говорить сердцу настоящего мотоциклиста, но… говорит ли оно что-нибудь тебе, читатель? Не говорило ничего оно и нам, до тех пор, пока добрый человек Игорь Печерский не просветил, что там находится крупнейший в Европе музей мотоциклов. За 40 км до Некерсульма в 1000 заправляемся.

В Некерсульме местные жители, с пониманием осматривая наши мотоциклы, показали дорогу к музею. В полдень мы добрались. Музей очень интересный. В нем на нескольких этажах и куче квадратных метров собрана мототехника, начиная от своих далеких предков в виде велосипеда Моцартовских времен и заканчивая образцами мототехники восьмидесятых. Конечно, самое интересное– это первая половина ХХ века. Множество совершенно невероятных конструкций (как вам, например, мотоцикл со звездообразным двигателем прямо на оси переднего колеса!) отражают практически все основные идеи мотоциклостроения, не обусловленные развитием электроники или материаловедения. Посещению музея можно было бы посвятить отдельный рассказ, но за ограниченностью места я вынужден отослать читателя к соответствующей литературе. Например, к двухтомной энциклопедии А.Е.Воронцова “Мотоциклы”. В ней множество фотографий и среди некоторых можно узнать и музей в Некерсульме (например на стр.11, 28, 134).

2. Перед входом в крупнейший в Европе музей мототехники

3. Музей мототехники

В 1400 выехали на Саарбрюкен – один из многочисленных пограничных переходов между Германией и Францией. Долго искали нужный выезд и слегка заблудились. На одном из пересечений второстепенных дорог, вдалеке от населенных пунктов стоял киоск по продаже цветов. К нему все время подъезжали машины и покупали букеты, а мы подъехали спросить дорогу. И вот на этом самом Т-образном перекрестке я, поворачивая налево перед приближавшимся мерсом, не вписался в узкую дорогу, а обочины там не было. В общем, упал на небольшой скорости в придорожную канаву. Со мной-то все в порядке, а в мотоцикле: погнулись руль, “штаны” и “парабола”, левая подножка, разбились запасные лампочки, лежавшие в фаре и потерялся один держатель фары. Как я не искал его потом - не смог найти, и мы выгнули его из “ушка” биндера, который оказался случайно в кармане. Немцы смотрели на нас с сочувствием, а Юрий Петрович приводил с моей более чем скромной помощью все в порядок. Руль, конечно, так и остался слегка выгнутым, а “параболу” со “штанами” мы более ли менее выгнули так, чтобы можно было нормально закрепить фару. В крепеже подножки сорвалась резьба. К счастью в километре оказалась мотомастерская (нужно сказать, что мотомастерских я за всю поездку на маршруте не видел; правда и эта была несколько в стороне). Там нам за 3 марки отрезали шпильку, приварили болт и дали 2 гайки (одна запасная). Работал совсем молодой парень, педантичность и аккуратность которого полностью соответствовала мировым представлениям о немецкой педантичности и качестве. Даже Юрий Петрович (попытки которого контролировать процесс были мягко но решительно отклонены) не нашел к чему придраться. Приключение закончилось. Мы потеряли кучу времени, я опять потянул руку, только накануне переставшую болеть после Киевского падения, настроение было никакое – я почувствовал, как за секунду подставил под удар все предприятие. Однако, мотоцикл был приведен в порядок, и в1640 мы выдвинулись на Саарбрюкен. За 150 км до Саарбрюкена заправились и купили 1.5 л Ice Tea за 4.50 марки.

За 40 км до границы с Францией на большой заправке пробуем остановиться в мотеле. 2-местный номер стоит 140 DEM, после нашего искреннего огорчения от такой дороговизны нас соглашаются пустить в 1-местный номер за всего лишь… 80 DEM. Но не тут-то было – больше 40 на эти цели не предусматрировалось. Мы оставляем местный капитализм ни с чем, а сами, в соответствии с полученными от капитализма же указаниями, едем искать кемпинг. В Германии с ночевками в несанкционированных местах весьма строго а нам хватило знакомства и с Нюрнбергскими полицейскими. Честно искали в сумерках этот кемпинг целых 1.5 часа: указатели по 2 раза рассматривали, людей останавливали и расспрашивали, но найти не смогли. Правда, по ходу дела мы узнали, что там очень красивое озеро, лебеди… За время наших поисков сильно стемнело и мы приняли волевое решение - вернуться на автобан и заночевать в первом же кармане для отдыха. Сказано – сделано. Однако, очень холодно. Заезжаем в первый же “карман”. Там стоит специальный щит с перечнем того, что можно, а что нельзя делать. Из интересного: ставить палатку и спать нельзя. С первым соглашаемся, второе, с негодованием отвергаем. Холодно. Расстилаем на травке палатку, кульки и укладываемся в чем были, укрывшись пляжной подстилкой. Рядом верные мотоциклы. Пройдено 2,138.7 километра, из них 415.7 километра за сегодняшний нервный день.

Очень хочется спать, но от холода толком заснуть не удается, так как очень холодно – дремлем спина к спине. Примерно в 300 просыпаемся от шороха шин останавливающейся машины, по нашим скрюченным телам скользит луч фонарика – готовимся объясняться с полицией, но вместо этого над нами склоняется добродушное лицо и, последовательно перебрав немецкий, французский, итальянский и английский, спрашивает, не нужна ли нам медицинская помощь. Привожу дальнейший диалог:

Я: - Спасибо, у нас все в порядке.
Док: - Почему же вы тут спите – это запрещено
Я: - Не смогли найти кемпинг, а дальше ехать уже не могли.
Док: - Но вас могут арестовать
Я: - Мы знаем. А кто вы?
Док: - Я – доктор, объезжаю автобан на своем участке, смотрю не нужна ли кому-нибудь медицинская помощь.
Я: - У нас все в порядке, мы здоровы.
Док: - ОК, но так спать нельзя.
Я: - А что можно? Сидеть всю ночь на мотоциклах с открытыми глазами?
Док: - Да-а…,– промычал Док видимо, понимая несовершенство регламента, не предусматривающего бездомных мотоциклистов
Я: - А что вы нам посоветуете?
Док: - Не знаю… Но полиция объезжает места отдыха и, увидев вас, оштрафует или заберет в участок.
Я: - Так что, сейчас приедут полицейские?
Док: - Я не знаю когда…– и, ужаснувшись моего неявного предположения,
– Я не скажу им, я доктор! Я не полицейский, я доктор!

Вообще-то, Нюренбергские полицейские были очень симпатичные и нам понравились, но видать такая уж это нелегкая профессия, что с трудом находит понимание в массах.

22 июля 2000 года, суббота

В 600 мы проснулись (вернее начали подниматься), увязались, Юрий Петрович подрегулировал зажигание и проверил уровень масла в коробке. Ноги и руки еле двигались, хотелось тепла и отдыха... В 640 уже выехали. Ночью нашим замерзшим мозгам было не до размышлений, но сидя на мотоцикле и приходя в себя под набегающим холодным утренним воздухом, я проникался цивилизованностью этого участка суши, на котором доктора объезжают паркинги на автобанах и спрашивают, не нужна ли кому-то помощь. У нас об этом и в поликлиниках-то не всегда спрашивают. На окружной Саарбрюкена заправляемся, съедаем по бутерброду и выпиваем по чашке кофе. Еда обходится в 12 DEM

4. Выезд из Нюрнберга на Париж

В 830 въехали во Францию! Позади 2,304 километра, а мы держим путь на St.Diziere. Во Франции автобаны уже платные и мы решили ехать по национальным дорогам. Конечно мы пропустили первый съезд и нас поймали на 28 FFR оплаты за дороги. После этого уже спокойно доезжаем до нужного поворота и сворачиваем во французскую провинцию.

После предыдущей “ночевки” в Германии, в теплых лучах французского солнца, на чистом сельском воздухе нас стало потихоньку размаривать и, где-то в районе Pont-au-Moissone, всего в 117 км от границы в мы остановились перекемарить на площадке для отдыха – живописной лужайке, залитой солнцем и одуванчиками. Мы не спеша, поели и улеглись подремать на спальниках в полутени платанов. Рядом с нами отдыхала пожилая бельгийская пара с личным шофером. Ну, у них было все основательно – раскладной столик, шезлонги, чтение газет до и после обеда. Отдохнув, мы увязали спальники и уточнили у бельгийцев дорогу. Попутно узнали, что их шофер немой, а они едут в район Бордо к сыну.

5. Первая остановка во Франции после ночи в Германии и встречи с
доктором.

Вскорости мы опять заправляемся. Дело это оказалось непростым. На карточке оставалось уже мало денег, и мы хотели поменьше ее трогать до 26 июля (дня перечисления моей зарплаты). А поменять деньги нам еще было негде. В конце концов, милая девушка на заправке сжалились над пустыми баками наших мотоциклов и поменяла нам $25 на 118FFR, то есть по курсу 5.6 (на следующий день в обменном бюро на вокзале в Париже я поменяю $100 по курсу 6.2). Тем не менее, она нас здорово выручила (ее, кстати, можно понять – с долларами в провинциальной Франции делать совершенно нечего). Однако, трудности с заправкой уже через пару часов показались нам милым недоразумением по сравнению с проблемами в ориентировке на второстепенных дорогах Франции. Я думаю, вы все знаете, как в мультфильмах изображают указатели направления на дорогах… вот так это и было сделано в той местности, где мы проезжали. Представьте себе, что вы приближаетесь к обычному +-образному перекрестку и на каждом из четырех углов стоит столб с несколькими стрелками (именно стрелками!) на которых написаны названия самых различных населенных пунктов (от 3 домов и больше). Прочесть на ходу французскую многобуквенность, да еще против света, да еще правильно определив куда эта стрелка показывает (прикрепляются они с широким допуском) – очень даже непростая задача. Мы часто останавливаемся и пытаемся сориентироваться. Путь лежит сквозь многочисленные населенные пунктики, городишки с исключительно криволинейными улицами, лежачими полицейскими, булыжными мостовыми. Юрий Петрович предполагает у меня скорую смену сцепления J – к счастью его прогноз сбылся уже в Киеве. Особенно запомнился нам городок Бар-де-Люк. Когда, после второй попытки выехать из него, через 20 км мы обнаружили, что въезжаем в него в третий раз, хотелось биться головой об асфальт. В итоге, плюнув, поехали тупо на север – только чтобы вырваться из столь гостеприимного города – и сделав крюк выходим на дорогу к Сезанне. Парижа нам уже сегодня не видать. Мы собирались подъехать к нему как можно ближе и остановиться в каком-нибудь кемпинге в пригороде. Но куда там: с этими петляниями мы в очередной раз потеряли темп, а ведь это был отличный солнечный день.

6. Особенно прикольно разбираться в этом на ходу

Наконец в 2140 перед Sezanne останавливаемся на ночевку в специально отведенном месте для стоянки автодач. Мы уже смирились с потерянным временем и, несмотря ни на что, мы в восторге от Франции! Закат, великолепный лужок в желтых одуванчиках, рядом пшеничное поле, воздух такой густой, что, кажется, его можно резать ножом. Даже 6-8 дач в 20-30 метрах от нас со спутниковыми тарелками на крышах и немцами в золотых цепях (ну чисто наши “крутые”, только взгляд на порядок легче) в окружении домочадцев не портят вид. Мы ставим палатку, продолжаем поедать остатки Нюрнбергского тормозка и понимаем, что за поисками дороги и нервами от потерянного времени проехали сегодня один из самых очаровательных отрезков нашего путешествия – провинциальную Францию, с ее крошечными городками, речушками, мостиками, остатками старинных построек. Дух наш умиротворяется, и успокоенные мы засыпаем в тепле, среди пьянящего сельского воздуха – невероятный контраст по сравнению с прошлой ночью. Медленнее, чем хотелось бы, мы все-таки продвигаемся к цели – позади 2,504 километра.

23 июля 2000 года, воскресенье

Мы разоспались и только в 1000 выезжаем на Париж. Солнечно и ветренно. За 20 км до Парижа на бензозаправке подкрепляемся. Доллары не берут, а вот на марки смотрят, как на родные. Меняем 10 DEM на 28 FFR: покупаем стандартный “заправочный” бутерброд в пластиковой упаковке за 13 FFR и выпиваем по чашечке кофе из автомата по 5.50 FFR и едем в Париж.


7. “Заправочный” бутерброд. Существенная и ежедневная наша еда.

Приведен здесь как типичная придорожная еда в Западной Европе.

Интенсивность движения быстро нарастает - что-то вроде Крещатика в часы пик, только скорость потока 110-130 км/час. В этом движении иногда проносятся мотоциклы и снуют скутеристы. Один из них заинтересовался моцылем Петровича и по ходу этого движения (!)… объехал и осмотрел со всех сторон моцыль, попытался поговорить с Петровичем и беззаботно жестикулируя уехал куда-то в сторону. Едем по внутригородскому автобану, следуя указателям “Центр”. В какой-то момент 4 ряда превратились в 6, которые вскоре разделились на две 4- рядные дороги и мы, двигаясь на пределе возможностей наших мотоциклов, не смогли перестроиться на нужную магистраль. Через два пересечения Сены, стояния в 3-4 пробках (одна в тоннеле возле подземной стоянки у входа в подземный же магазин), и потери, наверно, литра пота от этого безумного движения сворачиваем в первую же более ли менее спокойную боковую улицу (Rue Villiot) и останавливаемся на мотоциклетной стоянке. Слава Богу, мотоциклы там еще можно кое-где приткнуть.

Итак в 2 часа дня мы стоим на берегу Сены, возле центра Парижа. До вечера мы должны выехать, чтоб заночевать подальше от большого и оччень дорогого города. Звоним домой, хвастаемся, что мы в Париже… и узнаем, что у подруги Юрия Петровича родился внук. Юрий Петрович уже бывал в Париже и великодушно отпускает меня на несколько часов. Вдвоем уходить боимся. У нас ведь не кофры на замках, а кульки пристегнутые резинками от эспандеров и потеря любого из них поставила бы нас в очень тяжелое положение – рисковать не хочется. Я пытаюсь выдвинуться, какого-то плана нет, и я останавливаю одного, другого прохожего – никто не говорит по-английски. Наконец останавливаю неспешно идущего негра и разговор я начинаю уже с “Do you speak English?”. В ответ он несколько меланхолично сообщил, что очень хорошо говорит по-английски, по-французски, по-немецки и спросил, чем может помочь. Собственно, у меня было несколько “проблем”: посмотреть что-нибудь в Париже, поменять деньги по нормальному курсу и купить немного еды - на все 2-3 часа. После кратких консультаций выяснилось, что “что-нибудь посмотреть” находиться близко, но все же далековато, в воскресенье большинство нормальных магазинов закрыто, а вот деньги мы можем поменять на расположенном рядом вокзале. В общем Париж я смотрел по ходу обмена денег и покупки еды. Самое неожиданное, что Сэмюэль, так звали этого выходца из Ганы, все это время (2.5 часа!) пробродил со мной. Благодаря ему я посмотрел совершенно неожиданный Париж - заброшенные набережные, баржи в которых живут бомжи и Дункан Мак-Клауд, уже не столь экзотичные бульвары с бесчисленными кафе, а в конце “экскурсии” негритянский квартал. Много времени отняли вокзалы – на одном меняли деньги $100 на 620 FFR, через другой пробирались к уже закрывающемуся магазину – в воскресенье там ни черта не работает, кроме забегаловок. Купил в этом магазинчике на 72 FFR йогуртов, последний хлеб, бутербродов, питьевой воды. Цены в Париже раза в полтора выше чем в остальной Франции. Мы уже шли назад, когда Сэмюэль сказал, что здесь недалеко есть место, где можно поесть за 8.50 франков. Предлагал он несколько неуверенно, но вдохновленный столь малой суммой я его убедил, что меня ничего не смутит. Действительно, совсем недалеко от моста, по которому надо было переходить к стоянке наших мотоциклов, мы нырнули в боковой переулок, который через 20-30 метров вывел нас в негритянский квартал. Дело даже не в том, что там белых не было, а просто это был, по сути, кусочек самой настоящей Африки, имплантированный в Париж. Ходили там все в разноцветных хламидах. Кто побогаче размахивал мобилами и потряхивал цепями. Походоны, базары – ну точно Алжир какой-нибудь. На меня смотрят все с легким любопытством, но без враждебности. Мы прошли пару небольших кварталов и подошли к зданию, возле которого бурлил африканский базарчик. В самом здании и находилась эта столовая. Туда мы и зашли – вот когда они все действительно глазищи свои вытаращили. За стойкой/раздачей стояла пара толстенных негритянок и пара очень красивых помощниц. Когда Сэмюэль начал с ними общаться на предмет поесть (там 2-3 вариации картошки и риса + 2-3 вариации на тему говядина/ курятина/свинятина стоят вот эти самые 8.50 FFR) все четыре подняли невероятный гвалт – как потом сказал потом Сэмюэль, что-то типа того, что для белых 30 FFR. Сэмюэль не менее искренно возмутился такой дискриминацией и отстоял в нелегком диспуте расовое равенство. Я ему по ходу дела уже сказал, что ну и черт с ними, но он ответил, что это дело принципа и победил. Местная блатота с интересом наблюдала за этой сценой… Сами понимаете, что набивать утробу без товарища было бы западло. Вначале я думал, что направлю Юрия Петровича сюда, но понял, что белым без провожатых тут делать нечего (позднее, вспоминая эту историю, так сказать на спокойную голову, у меня появилась полная убежденность, что и с провожатым нечего было туда соваться). Как бы там ни было, по моей просьбе Сэм затребовал еще одну порцию в фольгу. Сэм тоже что-то взял себе и мы сели кушать. Вообще обстановка смахивала на европейский лагерь беженцев – все очень просто и чисто. Сэм отошел отлить, а ко мне подвалил один негр и попросил денег. Вначале я малодушно сказал, что не понимаю по-французски, хоть и так было ясно, что он хочет бабок. Он тут же и подтвердил это интернациональным “маны, маны”. Ну, тогда я уже ему на хорошем киевском английском рассказал, что если он видит меня здесь, то напрасно он думает, что у меня есть деньги и т.д. и т.п. Проконало – толпа, наблюдавшая за сценой, не завелась. Хотя с другой стороны, сцена еще та была: они в хламидах и сандалиях на босу ногу, а я в НАТОвской жилетке, рваных кроссовках, небритый, загарчик на руках а-ля наручники в негативе (кусочек между перчатками и рукавами)… Вернулся Сэм, спросил, все ли нормально, но ситуация и так рассосалась. По ходу трапезы я заметил в углу еще одного белого. Существо неопределенного возраста с исколотыми руками и зрачками в пол-лица ело фри со скоростью 1 кусочек в минуту. Я уже стал пресыщаться неслабой экзотичностью этого места и, быстро доев, мы вернулись к Юрию Петровичу. Он слегка перекусил и пошел отгуливать свою долю. Через часок он вернулся, и мы двинулись. Жалко, конечно, что у нас было так мало времени на Париж, но впереди нас ждет Атлантический океан, а с каждым километром мы проникались чувством, что его португальское побережье и есть самое главное в нашем путешествии.

Выезжая из Парижа, мы еще не знали, что именно с этой минуты и начался у нас осмотр города: около 2-х часов и 100 км наездили мы по центру Парижа, безуспешно пытаясь найти выезд на Орлеан-Бордо. Несколько раз мы останавливали людей и спрашивали дорогу, но каждый раз эти объяснения бывали слишком сложными и, самое главное, их тяжело было идентифицировать с местностью. А ведь при этом основной задачей было не попасть в аварию в этом дурдоме (кстати, в Париже относительно много машин с небольшими помятостями боков, потертыми зеркалами, легкими повреждениями углов бамперов, и т.д.). Во время очередной остановки подошли к полицейским с просьбой объяснить не самую короткую, а самую простую дорогу. Ребята перебросились парой фраз и вышли со встречным вопросом: “Не затруднит ли вас проследовать за нами? Тогда, если, конечно, мы не против, мы смогли бы показать вам дорогу”. Мы пришли в дикий восторг от их любезности, а они, испросив разрешения по рации, отложили еду (! – ну-ка, вспоминайте наше ГАИ) и принялись выводить нас какими-то немыслимыми “автотропами”. Как назло на одном из “горных” перекрестков я заглох и они невозмутимо ждали меня целый светофорный цикл. Через 15 минут мы уже стояли на городском автобане в направлении на Орлеан (на бесплатную – департаментскую дорогу).

Через 40 км после Парижа заправляемся. Едем дальше по прекрасному национальному шоссе N20. Стоит хороший теплый вечер и мы, не спеша, ищем ночевку, но все какие-то грязноватые “Р” попадаются. Остановили на одной развилке байкера – Yamaha 1200 sport/touring, кастрированная в соответствии с французским законодательством до 100 лошадей. Но он тоже не смог посоветовать ничего хорошего в окрестностях. Едем дальше и вскоре попадаем под дождик. В результате съезжаем в кювет возле кукурузного поля (~31 км от Орлеана), ставим палатку, прячем вещи, залазим внутрь сами, и тут начинается роскошное представление матушки-природы под названием “Гром, молния и ливень как из ведра”. Это было очень красиво и, главное, не кончалось до самого утра. Хорошо, что палатка нас ни разу не подвела. Юрий Петрович все беспокоился о мотоциклах, чтоб грунт под подножками не поплыл, но обошлось. Нет, вы не подумайте, я тоже беспокоился, просто спал крепко, а он выбегал под проливным дождем и проверял. Показания спидометров снимаем уже утром. Это славное место на нашем маршруте отстоит на 2,774.2 километра от Киева. А за “парижский” день мы проехали 270 километров – не так уж и плохо с учетом приключений в Париже.

24 июля 2000 года, понедельник

Утро теплое, поют птички – идиллия… Вот только небо в сторону Бордо обложено тучами. И в 945 опять пошел дождь, и уже все небо стало серым. Юрий Петрович дремлет, а я вышел и опечалившись снова накрыл кульками седла, – как бы нам не провести здесь целый день.

Наконец, дождь затих (но не перестал!) и в 1130 мы выехали. Медленно переплываем – быстро ехать под дождем у нас не получается – от заправки до заправки. Проезжаем через множество мелких городков. Много старины, не такой уж и старой (хотя, кто знает), не всегда безусловно красивой, но в целом, вместе с холмами, речушками, тенистыми аллеями все эти замки, крепостушки, просто старинные жилые дома, каменистые ограды чьих-то родовых имений создают неповторимый аромат. После беспокойной дороги на Париж мы теперь осознанно любуемся всем этим пасторальным великолепием – благо с ориентировкой все пока идет удачно. Между прочим, мы едем по той самой дороге, по которой Д’Артаньян ехал покорять Париж, только в противоположном направлении (сообразили, когда через Менг проезжали – помните в “Трех мушкетерах” глава есть “Человек из Менга”).

В 1700 пережидаем полчаса очередной дождь под старым раскидистым дубом. До Лиможа около 120 км. В эти минуты нами овладел пофигизм. Становится непонятным, куда мы, вообще, сможем доехать с такой погодой. На заднем плане мелькает смутная мысль о том, что еще ведь назад нужно будет возвращаться… Меланхолично продолжаем свой путь и около 1900 заправляемся за 60 км до Лиможа. Бензин обходится в 7.6 франка (1.22 доллара) за литр.

Наконец доплываем до Лиможа (ура!), и чудом (ура!!) находим указатель на Ангулем. Легкость нахождения направления нас особенно радует после парижских поисков. Через 20 км после Лиможа и соответственно, примерно, за 70 км до Ангулема нашли место для ночевки. Это специальное место для стоянки машин и дач, но туристов там нет – живут на постоянке несколько семей в дачах. Мы чуть в сторонке ставим палатку. Дождя нет, но тучи на небе не предвещают ничего хорошего. Периодически что-то начинает накрапывать и лениво перестает. Тут не так красиво, как перед Сезанне, но очень спокойно. Аборигены бросили на нас ленивый взгляд, мы обменялись кивками голов и интерес к нам пропал так и не возникнув.

Тихий вечер, откуда-то издалека доноситься бой часов, периодически пытается идти дождик, покой. Дети наших соседей играют в шары – не знаю, как правильно называется эта игра. Она отдаленно напоминает нашу старую игру в пуговицы, в которую мы играли в детстве, только, помимо других отличий, в нее играют не пуговицами, а здоровыми металлическим, шарами, размером с небольшую дыньку. В начале десятого детей согнали взрослые и стали резаться сами с еще большим азартом. Периодически шары подбрасываются на несколько метров вверх и глухо падают на землю. Под этот отдаленный шум мы и засыпаем. За этот день проехали еще 272.7 километра – с этими дождями мы давно уже выбились из графика. А всего пройдено 3,046.9 весьма дождливых километров.

25 июля 2000 года, вторник

Несмотря на отставание от графика – мы дали себе отдых. Ночью периодически начинал моросить дождь, спится в такую погоду в палатке очень хорошо, и проснулись мы аж в 900. Встали в 915, смазали цепи, проверили масло, подкачали колеса – в общем, сделали ТО. Не спеша позавтракали и на Бордо выехали в 1115. Вскоре пошел дождь.

В 1145 заехали на колонку ESSO с приятной кафешкой: мы пьем чай, кофе, поедаем сладкие булочки и бутерброды (2 кофе, 2 булочки, 3 чая, 2 бутерброда на месте и 2 с собой - итого 130 FFR ~$21). Приходиться делиться с хозяйским ротвеллером, 70-80 килограмм которого смотрят в наши души с такой вселенской тоской, что устоять невозможно. Осмотр полок с разнообразным маслом весьма огорчителен – все очень дорого. Франция по ценам, конечно, впереди Европы всей. Несколько раз дождь затихал, но стоило нам надеть шлемы, как хляби небесные опять принимались за свое. Пережидая эти дожди, выясняем, что в Орлеане мы немного сбились с дороги и сделали 20 лишних километров. Около 1430 удалось отъехать от этого славного места на Ангулем. Там легко нашли дорогу на Бордо, но тут опять пошел дождь, а уже 1620! Еще один ездовой день неумолимо стекает в придорожные канавы.

8. По дороге Париж-Бордо

Спрятались на пункте ремонта/проката паллет. Едва мы расположились на деревянных штабелях, как врезал уже настоящий ливень с молниями и громом. Похоже, что сегодня океана нам не видать, хотя до Бордо всего 82 км. Юрий Петрович настаивает не терять время и съесть по бутерброду, пока все равно стоим (смысловое ударение он ставит на “съесть по бутерброду” – время, увы, уже потеряно). Ну, бутерброды, так бутерброды, однако с неба льется столько воды, что мы бы успели посетить званный обед. Наконец дождь кончился. Выжидаем контрольные 10 минут и едем, и – о чудо – в 1845 мы въезжаем в Бордо!

9. Бордо

Ищем дорогу (вроде бы на Байонне), вроде бы находим и едем через Бордо, через район индустриальной набережной, очень похоже на наш Подол (район Киева). Возле (очередного) знака “Бордо” останавливаемся сфотографироваться. Невдалеке пожилые французы играют в шары (любят видать они это дело). Попросили одного нас фотографировать – он с удовольствием соглашается. Оказывается он ветеран Второй Мировой войны, был в немецком плену, там был знаком с русскими пленными и до сих пор помнит несколько слов – “спасибо”, “до свиданья”, “товарищ”. Естественно, наши мотоциклы ему очень понравились.

Выехав из Бордо оказываемся в жуткой пробке на автобане. Потихоньку доезжаем до заправки. Место очень бойкое, полно TIR-ов и легковушек. Наши мотоциклы увидел чех дальнобойщик, подошел – разговорились. Конечно же, были похвалены и наши Явы, и наш транс-европейский замысел. Это он посоветовал нам подъехать к Атлантическому океану не в Лиссабоне, а в Назаре (это в 100 км от столицы Португалии), что мы впоследствии и сделали. Этот же водитель предупредил нас, что Ирун (граница с Испанией) закрыт с 22-00 до 24-00, так как в Испании большой праздник и полиция слегка ограничила доступ.

Нам нужно купить еды и я отправляюсь в супермаркет возле заправки. Покупаю на 72FFR: 2 йогурта (750 мл * 15 FFR), 2 мороженых по 10 FFR и двойной бутерброд за 22 FFR. После ужина на седлах мотоциклов я опять отправляюсь за мороженным (2х14=28FFR~$4.50) – оно здесь замечательное. Возвращаюсь – возле наших мотоциклов стоит прекрасный родстер Honda-2000S. Его водитель, высокий седой джентльмен и, молодой парень, как потом выяснилось его сын, оживленно беседуют о чем-то с Юрием Петровичем. Они рассказали, что тоже путешествуют по Европе и случайно остановились на заправочной стоянке как раз возле наших Яв. Выясняется, что у отца этого мужика был такой же мотоцикл, и соответственно от наших он в полном восторге. Когда он узнал, что мы здесь проездом из Киева в Лиссабон то рассказал, что они с сыном тоже путешествуют по Европе на этой своей новенькой серебристой Хонде. Немец-отец очень растрогался – он решил, что мы с Юрием Петровичем тоже отец и сын, а у меня уже язык не повернулся уточнять, так он был растроган. Потом выяснилось, что у его сына мотоцикл БМВ 50-х годов, так что боевая семейка. Еще они нам рассказали, что по радио только что сообщили о катастрофе Конкорда и нам стало понятно тревожное оживление царящее на заправке. Поговорив, мы тепло распрощались с ними и выехали в приподнятых чувствах на автобан (по 11 FFR с носа) и… через 5 км Юрий Петрович, отмечая приятно изменившуюся тягу двигателя, вспоминает, что мы забыли залить масло. Разражаемся крайне нелицеприятными выражениями в свой адрес, после чего Юрий Петрович просит, чтобы сей факт был обязательно внесен в данное повествование с исключением ненормативной лексики. В вольном и сокращенном изложении это звучит так: “Какие же мы нехорошие люди, раз забыли масло залить в любимые мотоциклики”. Хорошо, конечно, все то, что хорошо кончается, а то и движки запороть недолго.

После этого “технического” приключения продолжили движение по автобану до 21-00. По всей трассе дорожная полиция по какому-то ей одной известному принципу загонялаTIR-ы в отстойники, чтобы разгрузить временно закрытый пропускной пункт в Ируне. В одно из таких мест свернули и мы. TIR-ов – тьма-тьмущая. Отошел отлить, возвращаюсь – Юрий Петрович говорит с по-русски с двумя дальнобойщиками из Минска. Через несколько минут к нам подошли еще четверо наших – из Белоруссии и Прибалтики. Поговорили о мотоциклах, о TIR-овской жизни, вспоминали “случаи из жизни”, и т.д., сфотографировались на память. Потом они пошли к машинам отдыхать, а мы залезли в палатку и стали строить планы: куда и какими путями нам все-таки ехать, принимая во внимание сегодняшнее число и то, что мы еще в 120 км от Испании (80 км после Бордо). Всего пройдено 3,359 км, за сегодня – 312. Мы систематически не выезжаем дневную норму. Конечно, мы хотим доехать до Лиссабона, но ведь нужно еще как-то и домой вернуться (причем до истечения виз – а с Шангенской визой шутки плохи)… Во время обсуждения я играю роль молодого и горячего, а Юрий Петрович старшего и взвешенного. Скрупулезные расчеты показывают, что, если наладиться погода, то мы вроде как все еще успеваем, а если нет… Что ж, тогда нам придется сэкономить около полутора тысяч километров, повернув в Миранда-де-Эбро не на Лиссабон, а на Мадрид. Однако, нужно спать. Внутри все, естественно, на пределе. А ночью… правильно! Ночью ОПЯТЬ ПОШЕЛ ДОЖДЬ.

26 июля 2000 года, среда

Проснулись в 9 с чем-то и чистое ясное небо наполнило нас надеждой. Почти все TIR-ы разъехались ночью – они и так повыбивались из своих графиков в связи с вынужденной остановкой. В 1000 выезжаем. Отличная погода, прекрасный автобан, мы платим за дорогу (22 FFR = 2*5 + 2*6) и едем, и радуемся.

1230 – проезжаем сквозь пустые пограничные турникеты и вот мы в Испании! Останавливаемся на 10-15 минут отдохнуть. Очень жарко и мы снимаем куртки. Жара нас радует – мы рассчитываем на то, что “водная” часть нашего путешествия осталась позади. Попросили туриста из соседней машины сфотографировать нас. Им оказался довольно эксцентричный англичанин. Он артистически-гротескно двигаясь, фотографирует нас, а мы его. В ответ на его вопрос о цели нашего путешествия, я спрашиваю его о том же и у меня складывается впечатление, что он таким вопросом и и не задавался. Он с удовольствием осматривает наши аппараты. Несмотря на свою эксцентричность, он все же именно англичанин – похоже, что сидя в соседней машине он не обратил на моцыли внимания. Однако, узнав, что мы из Киева, а нашим мотоциклам по 38 лет, выглядит совершенно потрясенным. Вспоминаю Игоря Печерского, который говорил, что доберись мы до Англии, нас бы там на руках носили (по крайней мере, мотоциклы). Но пока что мы еще даже до Португалии не добрались и попрощавшись, едем дальше.

1345… ура! Мы доехали до атлантического океана – пошел 3,548-й километр! По крайней мере, теперь мы оправдали название нашей экспедиции Atlantic 2000. Останавливаемся на закрученном в поворот виадуке автобана, то есть там, где КАТЕГОРИЧЕСКИ нельзя останавливаться. Нам возмущенно сигналят проезжающие мимо машины (мы действительно создаем аварийную ситуацию – обочин на виадуке нет и едут все быстро). Мы по очереди фотографируемся на фоне океана… Как бы там ни было, а до Атлантики мы доехали.

И вот наша первая заправка в Испании. За 1866 песет заливаем мне 6.5, а Юрию Петровичу 7 литров бензина. Это соответствует$0.83 за литр, что совсем не плохо. В Киеве мы опасались, что цена на бензин будет расти по мере нашего продвижения на запад. Однако, Франция нас “выручила” своими высокими ценами: в Испании бензин нам показался просто дешевым. Решаем позавтракать: 2 кофе, 2 пирожка с яблоками – все за 1,300 PST (~$7.8).

Продолжаем ехать и платить за дороги – 2*210 = 420 PST (~$2.5). Среди дня останавливаемся на одном из отдыхательных мест. Это большой дорожный “карман” (метров 40 в длину) с красивой лужайкой-пригорком, на которой растет несколько раскидистых деревьев. Среди этого великолепия стоит 3-4 каменных столика с лавочками, но они все заняты. За одним из таких столиков сгрудилась семья араба: мужчина, его дети и его женщины. Последние в строгом ритуале хлопочут вокруг. Все в национальных нарядах: клобуки, паранджи – все как положено. Те, кому не хватило столиков, располагаются прямо на густой травке под деревьями. В воздухе витает благостное настроение. Располагаемся и мы, прямо на траве под огромным платаном. Чуть дальше валяются в своих интернациональных костюмах байкеры – 4-5 парней и 3 девчонки. У обочины стоят их моцлики – биммера и японцы от 750 кубиков. Мы пьем йогурты и тщеславно наблюдаем, как народ подходит к нашим Явам и с пониманием цокает языками. Я думаю, понятно, что на вышеназванные продукты западного и сильнодальневосточного мотоциклостроения никто и не смотрел – это вам не Киев. На тот момент мы еще толком не воткнулись в Испанскую систему оплаты дорог, и я подошел к байкерам расспросить. По ходу разговора узнал, что они купили мототур по Испании. В пакет входят мотоциклы на прокат, микроавтобус для багажа, продуманный маршрут, ночевки в отелях, экскурсионная программа в городах – в общем, все продумано и удобно. Как раз в это время кто-то из них подошел, что-то взять из багажа и в раскрытых дверях микроавтобуса показалась такая куча чемоданов, что я и подумать не мог. Видать в программу также входят вечерние платья и смокинги. Ну что ж, может на пенсии и мы с женой так проедемся.

Отдохнув полчасика мы поехали дальше и к вечеру были в Бургосе (вернее на его окружной). Мы уже много сегодня проехали и проголодались. Устраиваем себе царский ужин за 2060 PST (~$12.40): сосиски, салат, кока-кола, слоеные пирожки с дыней. Перед ужином мы кормим наших верных коней.

После ужина едем дальше по очень красивому плоскогорью с редкими холмами. Выглядит так, будто высокие горы утонули в земной тверди, и только их вершины слегка возвышаются над выжженной солнцем равниной, как острова в океане. Все это великолепие покрыто сине-голубым небом с немногими прозрачными перистыми облаками. У нас в такую погоду небо представляется высоким куполом, а здесь почему-то кажется, что до него можно дотронуться рукой. Я еду по этой равнине, а кажется, что проплываю сквозь бесконечное небо, разлитое на дороге. Это самое фантастическое место, из всех по которым я проезжал.

10. Дорога от Бильбао на Лиссабон

Дорога и погода были великолепные и в 2300 мы доехали до большого кемпинга. право поставить палатку и мотоциклы обошлось в $6 с носа. Правда, в стоимость входит пользование расположенным на территории душевым комплексом, а для нас это очень приятная информация. Возле стойки администратора находится небольшая лавка и мы решили купить бутылочку сухого испанского вина за 500 PST (~$3), а я еще купил сыну футболку с логотипом этого кемпинга. Нам объяснили, где находится наше место на плане. Дорога, по которой мы ехали, была пустынной, а людей здесь очень много, наверно съехали с автобана. Половина с дачами-автоприцепами. Мы, не заводя наши вонючки среди этого отдыхающего многолюдья, прокатили мотоциклы метров 40 в район указанной дислокации. Кемпинг похож на маленький городок со своими улочками и площадями. Уверенности, что мы правильно определили место нет, и, оставив Юрия Петровича с мотоциклами на “перекрестке”, я вернулся в административный домик за уточнениями. Парень со стойки любезно препроводил нас к нашим владениям. Вокруг полно народу. Большие европейские семейства и молодежные компании жарят мясо, поют песни под гитары (для нас это выглядит немного необычно – так и ждешь, что после первых аккордов вся компания грянет Розенбаума, а вместо этого какие-то чужеземные песни J ). Дети не спеша, тискаются по углам, в общем, несмотря на то, что уже около 12 ночи, жизнь кипит, но деликатно – никто друг другу не мешает, песни поют или вдалеке, где нет палаток, либо тихо мурлычут. Что очень необычно по сравнению с нашими краями, так это то, что молодежные компании состоят не из ровесников, а из подростков самых разных возрастов от 11 и до 20 лет. Поставив палатку, идем в душ смыть пыль дорог. Над нами “бездна, звезд полна, звездам числа нет – бездне дна”: меня не покидает ощущение, что “крыша мира” – это про “здесь”… Возвратившись из душа, обнаруживаем, что спать легли только грудные младенцы, а все остальные продолжают веселиться.

Но эта суета хоть и рядом, в тоже время очень далека от нас. Мы внутренне и собраны, и расслаблены (понимайте, как хотите J ). Забравшись в палатку, не спеша, выпиваем аж… полбутылки вина с остатками какой-то еды за все теми же рассуждениями – доедем/не доедем. Вроде бы мы всего в одном ездовом дне от атлантического побережья Португалии, но верится в это с трудом. Но молодое вино и усталость делают наш разговор все более прерывистым, нас смаривает сон. На высоком плоскогорье посреди Испании мы засыпаем с мыслью о Лиссабоне. Мы спим, а спидометры наших Яв говорят звездам, что пройдено уже 3,884 километра. За тринадцатый день путешествия мы приблизились к цели еще на 525 километров. Сегодняшний дневной пробег уже похож на то, что когда-то планировалось в, как теперь кажется, бесконечно далеком Киеве. “Лиисссаа” – набегает где-то волна на берег Атлантического океана и с шумом “ббххоон” – теряется в прибрежных камнях… Лиисссаа- ббххоон… Лиисссаа- ббххоон…

11. До Лиссабона 8 км.

27 июля 2000 года, четверг

Юрий Петрович, с утра спешит опять в душ насладиться благами цивилизации, а я предпочитаю подремать лишних десять минут. Завтракаем за $5 и в 1030 берем курс на Саламанку, к которой вскоре и подъезжаем. Заправляемся на окружной и покупаем масло. Покупка масла – это целая коррида. Во-первых, продавцы, видя наши шлемы, но, не видя наших мотоциклов, настойчиво ведут нас к полкам с маслом для мотоциклов. Я вежливо объясняю, что у нас очень необычные мотоциклы, а Юрий Петрович вырывается к полкам с минеральным маслом для дизельных двигателей и, пересчитывая цены, сокрушенно сравнивает их с ценой на жигулевское масло на авторынке. В это время продавцы в ужасе говорят, что мы угробим наши мотоциклы. Наконец, пока испанцы живо обсуждают нашу несусветную глупость, мы подходим к стойке с 5- литровой упаковкой масла 15W40 за 2475 PST (~$12.40), что где-то на 30% дешевле, чем во Франции и примерно равно цене в германском супермаркете. Продавцы, обиженно поджав губы, все же продают нам “неправильное” масло.

Я еду и представляю себе, как еще сегодня мы будем шлепать по Атлантическому океану – душа поет! Время летит быстро и вот мы уже совсем близко от границы и делаем эпохальные фотографии возле указателя “Португалия 1 км”. 1530 – мы в Португалии! Остановились на секунду, огляделись гордым взглядом и поехали дальше – на Коимбру. Плато, по которому мы ехали вчера, начинает стремительно обрываться горными дорогами вниз. Вскоре перед нами возникла дилемма: то ли ехать по крупной, выглядящей на карте длинной, трассе, то ли по короткой дороге местного значения? Последняя кажется прямой хордой, срезающей изгиб крупной трассы. Те, кто читал сказку про Канута-Музыканта, наверно, помнят, какой длинной оказалась короткая дорога через Киикальский лес. Но даже те, кто не читал сказку, наверняка догадались бы посмотреть на километровые цифры возле той и другой дороги и выяснили бы, что “короткая” дорога на самом деле в полтора раза длиннее “длинной”! На португальской дороге местного значения не было ни эльфов, ни троллей, но также там не было и ни одного прямого участка длиннее 70 метров, а, как правило, один поворот просто переходил в другой. Итак, мы съезжаем с Пиренеев по изумительно красивой “лесо-скальной” дороге которая петляет, петляет, петляет, сбегая с гор. За 55 км от Коимбры мы замахались перекладывать мотоциклы с виража на вираж и остановились передохнуть на обочине. Деться там особо некуда – с одной стороны дороги очень живописные скалы, а с другой не менее живописный обрыв, правда, с деревьями по склону. Важное замечание для водителей, как мотоциклов, так и автомашин: если видите на второстепенной португальской дороге знак “40” – смело сбрасывайте до 39, не ошибетесь. Ну да ладно, съели по бутерброду, выпили по йогурту и повиляли дальше, а через пяток километров выехали на свежепостроенный автобан – всю “виражную” усталость сразу, как рукой сняло. Минуем по нему Коимбру и через 30 км заправляемся. Тут уже в обиходе Эскудо (если бы не карточка, то потери на мультивалютности были бы еще те) и, судя по чеку, 20 литров бензина обошлись нам в ESC 3,576 – то есть 0.86 за литр.

12. До португалии 1 км!

Ближе к 5 вечера съехали на 242-ю дорогу – курс на Назаре через Марина-Гранда. Это уже побережье, и там будем окончательно решать, где лучше остановиться. На выезде с автобана с нас снимают приблизительно по 4 доллара. В Марина-Гранда слегка плутаем и выезжаем из города без особой уверенности в правильности направления. Но через несколько километров дорожный указатель сообщил нам, что мы движемся в правильно. Еще несколько мелких городишек и мы въехали в Назаре. Мы с энтузиазмом двинулись к океану и через 5-7 минут спуска под углом 30-40 градусов оказались на берегу в самом центре этого городка. Через несколько секунд мы оказались в окружении знаков запрещающих движение и парканулись у одного из крутых (по местным меркам конечно) отелей. Стоял самый обычный великолепный морской вечер. Веселые, но не шумные группы отдыхающих бродили по набережной. Океанический бриз теребил легкие одежды смуглых красавиц. У парапета набережной стоял совершенно роскошный метис полицейский: его лицо, исполненное власти, достоинства и дружелюбия артистично дополнялось вычищенными до блеска ботинками, накрахмаленной рубашкой, великолепной портупеей и белыми перчатками. И вот среди этого буржуазного великолепия оказались мы во всем своём обветренном и запыленном романтизме. В гостинице мест не оказалось, да и цена, около 90 баксов, не особо вдохновляла – мы ведь планировали провести в Назаре две ночи, чтоб восстановить силы. Я подошел к полицейскому расспросить что здесь к чему и он полностью оправдал свой экстерьер. Очень доброжелательно и уважительно он рассказал мне, о дешевом кемпинге возле моря, где мы могли бы остановиться и сохранить финансы (да, дорогие читатели, просьба, когда встретите в Крыму или на Северном Кавказе милиционера, бегло говорящего по-английски, дайте мне знать – вместе отметим начало новой эпохи). Также выясняется, что движение транспорта всюду закрыто и ехать нужно через тот верх с которого мы только что спустились. С легким ужасом от предстоящего “восхождения” на наших коптилках возвращаюсь к Юрию Петровичу. Отвечая на дружелюбные взгляды отдыхающих густыми клубами масла а-ля МГз-10, мы покидаем местный Крещатик. Карабкаться на такую вертикаль мы могли только на 2-й передаче и в облаке сизого дыма я верчу головой по сторонам. Вдоль улицы стоят женщины с плакатиками и зазывают “дикарей” поселиться в их хибарах – просто картина из детства. Правда, хибары выглядят в среднем получше наших.

Вскарабкавшись на дорогу, которая идет вдоль побережья, мы миновали несколько кемпингов, но я хочу именно тот, который советовал полицейский – возле берега. И действительно, мы доезжаем до съезда, который заходит в Назаре с другой стороны. Еще пара минут и мы приехали в маленький кемпинг, сильно смахивающий на халабудные “комплексы” в наших курортных городах. Самое главное, он был рядом с морем и бесплатным пляжем, а его, мягко говоря, демократичный вид не предвещал угрозы нашим кошелькам. Кроме португальского, хозяйка бегло говорила по-испански, -французски и немного по-немецки… но не по-английски. Нас выручили ее внук лет двенадцати и типичный хипповатый голландец. Последний стоял в прострации возле ворот кемпинга, но после нашего въезда начал ходить за нами по пятам. Сообща мы сторговались на 50 долларах за комнату с удобствами на две ночи. Хозяйка забрала наши диковинные паспорта и дала в обмен визитки гостиницы. Все это время голландец находился в экстатическом состоянии от наших мотоциклов, чем уже начал слегка пугать Юрия Петровича – пока мы устраивались голландец все ходил да цокал вокруг наших коней. Тем временем совсем стемнело, где-то совсем рядом шумел океан, и этот удачный, но утомительный день остался позади. Мы падаем на роскошные (ну, по крайней мере, хорошие) двуспальные кровати и распив остававшиеся у нас полбутылки винца с бутербродами засыпаем со счастливыми улыбками – мы таки доехали!

28 июля 2000 года, пятница

Спали уже столько, сколько хотели. Утром соседи подняли дикий гвалт, собираясь на пляж, но мы все равно спали. Проснулись совсем поздно и долго говорили про поездку и, вообще, “за жизнь”. Как всегда, при достижении большой цели присутствовало чувство опустошенности. Поднявшись, сразу затеяли стирку – надо, чтобы шмотки успели высохнуть. Жена голландца дала нам специальное туристическое мыло. Им нужно намылить вещи, а потом, не смывая, дать высохнуть на солнце. Получается очень здорово, но дает сильный отбеливающий эффект.

Уже в полдень пошли к океану. Несмотря на то, что доехали мы фактически еще вчера, но именно эти семь минут запомнились, как последние шаги до цели. Наконец мы стоим на пирсе рядом с маяком, где-то позади Киев, где-то впереди Нью-Йорк… но такие моменты не могут длиться бесконечно и мы пошли на пляж.

В целом Назаре похож на наши курортные городки вроде Геленджика (конечно, с небольшой поправкой на западную стилистику). Людей на пляже было немного, хотя погода стояла великолепная – солнце, приятный ветер и не жарко. Вода была градусов 18-20. Наверно, это маловато для западного люда, ну а мы блаженно плавали и грели на солнышке наши бледные мотоциклетные тушки. Через пару часов нам захотелось есть и мы решили устроить себе праздничный обед. Все-таки мы остановились на слишком дешевой стороне города и мы прошли сотню метров по направлению к центру, после чего завернули в ресторан возле приличной гостиницы. Мы сели за столик на открытой площадке под большим тентом, увитой по бокам зеленью. Я попросил принести нам что-то местное, и нас побаловали рыбой curvinas запеченной на углях. Не отказали мы себе и в более заурядных вещах, как-то креветки, мороженое, тортик. Обслуживание и еда были великолепными, а стоило это все всего лишь 32 доллара за двоих. Мы сидели в плетеных креслах пили чай и любовались океаном…

13. Петрович на пирсе в Назаре

Отдохнув, двинулись дальше к центру Назаре. Прошли всю набережную, купили кое-какие сувениры (из интересного – карманные солнечные часы), посидели в уличном кафе, попили пивка и часам к девяти вернулись в свой кемпинг. Завтра начнется наш путь домой.

продолжение следует...


продолжение наверх
Jawa-250 часть 1 - часть 2 - часть 3 - История про море - МотоЯрославец-2004
ПУТЕШЕСТВИЯ
Идея: Денис Тучин aka Den. Разработка+дизайн: Алексей Мамонтов aka Lexa. Эмблема: A.Mack
Все замечания и пожелания присылайте на wеbmaster@jawaold.su
© JAWAold мотоклуб, 2002-2006