ПУТЕШЕСТВИЯ
Jawa-250 часть 1 - часть 2 - часть 3 - История про море - МотоЯрославец-2004

Путь домой

29 июля 2000 года, суббота

Встаем в 6 утра. Быстро собираемся, фотографируем наше пристанище и едем на пирс к маяку. Там пара рыбаков, один из которых с удовольствием снимает нас с Юрием Петровичем в результате чего мы уже в Киеве получим нерезкую но эпохальную фотку – мы с нашими Явами на краю Европы. Ну что ж, есть время ехать на Запад, а есть время ехать на Восток и мы поворачиваемся к океану спиной. Теперь – курс на Лиссабон.

А через два с половиной часа еще одна харизматическая картина. 9-30 утра, по улице идут двое бомжей с мотоциклетными касками в руках, один из них держит возле уха мобилку и орет: «Игорь!! Мы топчем тротуар этого города!!!». Печерский в трубке поздравляет нас, а я вдруг понимаю, как мы сейчас далеко.

Как и в других городах, наша прогулка непродолжительна – в 12-00 мы двинулись в обратный путь. Остро чувствуется желание больше ехать, чтоб поскорее добраться домой. Еще не выехав из Лиссабона, мы оказываемся на огромном вантовом мосту через какой-то пролив/залив. Высота пролета очень большая и вид на океан, прямо как в рекламной открытке. А на горе возле моста огромная скульптура Святого Петра, как в Рио-де-Жанейро. Но Лиссабон город небольшой и вскоре мы выезжаем на автобан с высаженными на разделительной полосе олеандрами.

К четырем заправляемся в Сетубале.

Это последняя заправка в Португалии и мы устраиваем себе прощальный обед в бензозаправочном кафе за 5’860 ESC ($29.30).

В следующий раз мы заправляем наших коней уже в Испании. До Мадрида 220 км.

Нам есть не хочеться и мы покупаем лишь бутылку Кока-Колы (1.5 л. за 250 PST = $1.5). И вот мы едем, едем, едем, очень долго едем по безлюдным местам. Судя по почве и безоблачному небу это можно было бы назвать пустыней, если бы не бесконечные оливковые рощи. Очень многие деревья весьма стары и видно, как за ними бережно ухаживают – ставят подпорки, срезают старые ветки, замазывают трещины в коре. Неожиданно среди этого оливкового рая попадается страусиная ферма – за сеткой рабицей разгуливают огромные серые перьевые шары на мощных ногах.

Стоит безумная жара – информационные табло над дорогой показывает 40°С. К середине дня мы останавливаемся под мостом через автостраду. Отдыхаем. Неожиданно невдалеке нервно останавливается маленькая машинка. Из нее выходит маленькая женщина и начинает беспомощно бегать вокруг. И тут из под моста появляется маленький, бородатый, меднокожий, пропыленный механик и начинает медленно идти по направлению к потерпевшей бедствие. Чтобы маленькая женщина не испугалась маленького механика вслед за последним выдвигаюсь я, высокий, толстый и бледный. Но далее ей предстояло еще большее потрясение. Когда мы подошли, она увидела какие мы в сущности милые люди, готовые помочь. Она знала испанский и французский, я русский и английский, а Юрий Петрович, зная язык машин, быстро определил, что топливный фильтр требует замены. Что-то покрутив, Юрий Петрович завел тачку, сказал мне, что надо проехать на больших оборотах. С этими словами, взвыв двигателем, он рванул вперед… Я постарался подарить маленькой испанке свой самый честный и добрый взгляд. Повисла напряженная пауза, а через минуту Юрий Петрович вернулся. Мы попытались внушить ей мысль о необходимости срочно заменить топливный фильтр и вернулись к мотоциклам. Отдохнули еще чуток и двинулись дальше.

Остановились за 100 км до Мадрида на паркинге при автостраде. Мы хотим поставить мотоциклы возле палатки на грунте, а для этого надо съехать по короткому и крутому склону. Я малодушно решил снять с себя ответственность за возможные зацепы/падения и Юрий Петрович успешно перевел оба мотоцикла к месту предполагаемой стоянки. Паркинг расположен в весьма пустынной области и мы пережидали какую-то странную машину. Ее водитель имел вид тарантиновского бандита и без конца базарил по мобиле. Через какое-то время к нему приехал на стрелку друган такого же вида. Через полчас они уехали. Несколько машин пробовали тоже там остановиться, но приглядевшись к нам давали газу – от греха подальше.

Очень тепло, небо ясное и мы обламываемся даже палатку ставить (см. фото). Кстати, во внутренней Испании совершенно потрясающее ночное небо – чистота воздуха дает ощущение глубины небесного свода...

Этот переход Назаре-Лиссабон-Ночевка (Мадрид-200 км) оказался самым длинным – 660 км. И это притом, что мы провели несколько часов в Лиссабоне! Очень неплохо для наших мотоциклов, не говоря уже о задницах.

30 июля 2000 года, воскресенье

Я думаю, что не только бывалые туристы, но и обычные люди, не отягощенные этими дурацкими знаниями о теории вероятности, уже догадались, что произошло, после того как мы решили не ставить палатку… Правильно! Ночью пошел дождь, и мы дали трехминутное представление под названием «Постановка палатки в 2 часа ночи под дождем», жаль зрителей не было. Дождь закончился минут через 20 после того как мы поставили палатку, а утром мы обнаружили безоблачное небо, чему и были рады несказанно.

Производим небольшую профилактику мотоциклов – воздух в колеса, масло в коробки и на цепи, подтяжка последних. К счастью, цепи еще в приличном состоянии и их можно еще подтягивать. В 9-40 произошло знаковое событие в нашей поездке – Юрий Петрович выбросил «флейты» из глушителей. А надо сказать, всю поездку он огорчался от того, что у меня бензин меньше уходит (я думаю, вы уже это заметили по заправочным табличкам) и искал объяснения. Конечно, у Юрия Петровича было стекло, но я-то почти в полтора раза тяжелее, да и по парусности тоже больше, чем он со стеклом вместе взятые. Я думаю ответ был очевиден – электронное зажигание, но Юрию Петровичу было тяжело окончательно признать, что у меня настолько более экономичный моцыль. В общем, приказавшие долго жить «флейты» должны были радикально поправить положение. Кстати бензин, как и еду, и жилье мы платили с общего котла напополам, так что если кто подумал про жабу, то промахнулся. В 9-50 мы стартовали. Постепенно безнаселенные оливковые рощи начинают разбавляться населенными пунктами и в 12-30 мы въезжаем в Мадрид. Табло над автобаном показывает 38°С, но вчера было еще жарче.

Как всегда, мы едем по направлению к центру и паркуемся на одной из улиц, огибающих Мадридский ботанический сад. Выясняется, что мы действительно в самом центре. Мы проходим несколько сот метров по Мадридским улицам и оказываемся на площади Испании. Фотографируемся на ней возле знаменитого памятника и заходим погулять в роскошный Королевский ботанический сад. Времени у нас, правда, не много и вскоре мы возвращаемся к мотоциклам. Еще издали замечаем через пару мотоциклов нестарый, но видавший виды BMW R-80 GS и его явно узнаваемого хозяина лет 30 на лавочке неподалеку. Нас-то он идентифицировал еще издалека. Он очень тепло поприветствовал нас и оказался весьма серьезным мужиком. Антонио – любитель дальняка и на своем бимере, среди прочего, пересекал Сахару и доезжал вместе с польскими байкерами аж до Белорусии. Мы с удовольствием с ним поговорили и попросили решить нашу основную проблему в крупных городах – поставить на маршрут. В данном случае – это направление на Сарагоссу-Барселону. Он, конечно, соглашается, но предлагает нам посидеть за пивом. Это было бы здорово, но для нас это значит потерю дня, а дней этих у нас впритык. Огорченный Антонио решает поддержать нас байкерскими подарками прямо из кармана и дарит Юрию Петровичу красную бандану в испанском стиле, а мне багажную сетку на мотоцикл и открывачку для пива. Так через несколько минут мы устремляемся за красным бимером, а еще через 20 минут прощаемся на автобане ведущем в Барселону.

Через 100 км после Мадрида заправляемся.

На вершинах холмов вдоль дороги установлены многометровые силуэты быков, которые хорошо гармонируют с ветряками, которых здесь очень много. После Сарагосы въехали на классный автобан, взяли въездной талон и вскоре остановились. на ночевку на “Р”. Ближайший hostel в 100 км, а уже темно и совсем неочевидно, что мы его там смогли бы найти – не везет.

Однако уже пора искать ночлег. Как и везде это не так просто. Съезжаем с автобана, следуя указателям в маленький городишко и находим великолепную гостиницу-трактир всего за 4’000 PST, но там не берут ни кредитку, ни доллары. Возвращаемся на автобан и едем дальше, но ситуация ухудшается – быстро темнеет: Юрий Петрович не может ехать медленно (садиться аккумулятор), а я быстро не могу ехать (генератор начинает выдавать большое напряжение и сгорают лампочки). В общем, мне бы надо ехать медленнее, а ему быстрее 80 км/ч.

Ничего мы в итоге не придумали, а доехав до ближайшей круглосуточной заправки, упали под навес в отдалении от залитой светом стекляшки, где мы предварительно купили мороженое (400 PST = $2.4). Только мы стали раскатывать спальники к нам с лаем подбежали две здоровые собаки. Однако, вид у нас был, очевидно, неслабый и после наших «добрых» взглядов они отбежали, а мы легли спать.

31 июля 2000 года, понедельник

Часа в 3 ночи нас еще раз решили проверить собаки. Они погавкали минуты 2, а потом улеглись в метре от нас и задрыхли, обеспечив нам до утра своеобразную охрану. Правда, утро не заставило себя долго ждать – в 6-30 утра мы уже были на ногах.

Где-то поспедине между Сарагоссой и Барселоной остановились, чтоб заправить себя и мотоциклы.

Еще пришлось купить литр дистиллята (150 PST = $0.90), чтоб долить Юрию Петровичу аккумулятор. На завтрак побаловали себя стейком, что в купе с сопутствующим харчем составило 4200 PST = $25.30).

Выехали. Жара. Дорога вся состоит из не особо крутых но весьма длинных подъемов и спусков и вот на подъеме у меня 3-й раз за 3 дня глохнет двигатель. Предыдущие 2 раза выглядели так: у меня глохнет движок с неприятным звуком. Хоть звук и не такой, как при клине, я страхуюсь по всем правилам. Однако, клина нет, а моцыль не заводиться по сценарию «нет искры». Пока Юрий Петрович обнаруживал, что меня нет, пока возвращался, проходило около 10 минут. К тому времени мотоцикл уже соглашался завестись и я выглядел полным идиотом. О перегреве двигателя тоже речь не шла. Решили глянуть карбюратор. Глянуть, глянули, но ответа там не нашли – сколько-нибудь серьезной грязи там не было. Дальше было тоже забавно. Я, когда заводился после обратной сборки, слегка перелил двигатель и в процессе «прокачки» оборвал тросик газа. Юрий Петрович с присущим всем байкерам тактом посоветовал мне быть в дальнейшем поаккуратнее, и тросик был заменен. Что касается проблемы самопроизвольной остановки двигателя, то это еще случалось пару раз за поездку и после нее, когда мотоциклам была сделана серьезная профилактика, включая замену свечей. На сегодняшний день рабочая гипотеза – сбой/перегрев бобины, которой уже больше двух десятков лет. Причина – возраст оной бобины и скачки напряжения бортовой сети в зависимости от оборотов двигателя. Решено доработать моцыль стабилизатором и заменить бобину. Как всегда остается вариант с плавающим обрывом. В общем, простояли 50 минут и в 14-50 двинули дальше.

И вот мы въезжаем в зону Барселоны. Автобан заканчивается и мы платим за участок Сарагосса-Барселона 2*2’385 PST = $28.70 . В 17-10 мы в центре Барсы на бульваре спускающемся к морю. Температура 34°С.

Заезд в Барселону оставил, пожалуй, самое дурацкое впечатление. Город очень красивый, но времени на стоянку у нас почти нет. Двигаемся по бульвару к центру в дикой пробке со скоростью 5-10 км/ч. Жара, очень много открытых машин, мототехники, которой здесь больше, чем автомобилей, на тротуарах под навесами сидят в кафе люди... И вот среди этого великолепия наши коптилки выдают такой сизый угар, что мне хочется бросить все и бежать, закрыв глаза, в Киев. Счастливчики в крытых машинах поспешно закрывают окна, на нас скрещиваются презрительно-неприязненные взгляды. В этот момент я отчетливо понимаю, что больше в Европу на своей Яве не поеду. Устав от этого напряжения вокруг нас, сворачиваем в боковую улочку и с невероятным трудом втискиваемся на стоянку для мотоциклов. Возвращаемся уже пешком на бульвар и делаем совсем небольшой променад в 200-300 метров. Возвращаемся к мотоциклам и едем дальше – на раздельные прогулки времени нет, а оставлять надолго мотоциклы боимся. Не так за них, как за вещи. Не то, чтобы на них кто-то позарился, но пошутить по-дурацки могли бы, а для нас это конец путешествия.

Выезжаем со стоянки на бульвар и едем вниз до ближайшего разворота. Мотоциклы чуть-чуть постояли и дымят так, что мне голову в плечи хочется втянуть от стыда, а разворота все нет, а пробка все такая же. Наконец выезжаем на очень красивую площадь – вот где было бы остановиться, но кто же знал. В общем, разворачиваемся и поднимаемся по другой стороне бульвара. Дымя на этой стороне, вижу, что наш выхлоп на другой еще не развеялся. Наконец, вырываемся из бульвара на верхние улицы с более живым движением. Как обычно, катаемся час-другой, пока выезжаем на нужную дорогу. Останавливаемся на обочине в очень красивом месте – внизу Барселона, скатывающаяся к океану, вверху Барселона, карабкающаяся на горы, а мы посредине рядом с зарослями олеандров. Где-то наверху прилепился большой собор. Мне кажется, что это знаменитый собор Гауди, но наверняка сказать с такого расстояния трудно.

Мы выезжаем из города и в следующий раз останавливаемся заправиться где-то между Барселоной и Гироной.

Как видите оставленные «флейты» пока бензина не экономят, хотя тяга, конечно, увеличилась. Кстати, по поводу материальной части – последние два дня мы прицениваемся к маслу, так как наши киевские запасы на исходе, а впереди Французская Ривьера с ее продвинутыми ценами. Нам очень любезно рассказывают какое именно масло нам надо, не понимая, что нам нужно самое дешевое минеральное. В итоге здесь нам просто не продали то масло, которое мы хотели купить. Ну да ладно, едем дальше. Периодически мы платим за дороги [2*(290+290+80) PST = $чч.чч ]. Заезжаем на одну из заправок специально, чтобы купить масло. И вот после долгих уговоров продавца (конечно, он тоже не давал нам купить нужное масло) мы становимся обладателями 5 литров чудесного масла 15W40 стоимостью 2’100 PST и какого-то харча за 1’265 PST, что составило в сумме $20.30. Новое масло, такое классное, такое прозрачное, оно дарит мне надежду, что мотоциклы будут меньше дымить. Под эти приятные мечтания (новое масло еще не залито – доезжаем остатки) с нас в последний раз дерут 2*905 PST = $10.90 и мы ночуем уже во Франции. Уже темно, ехать с нашим электричеством дальше нельзя да и не хочется никуда двигаться.

Падаем на газоне возле большой заправки. Правда, уже ставим палатку. Во-первых, по сравнению с Испанией здесь попрохладнее, да и место беспокойное – периодически кто-то приезжает, уезжает, но спать нам это не мешает.

01 августа 2000 года, вторник

Часов в 6 утра просыпаюсь от стремительно приближающихся завываний малокубового мотоцикла. Высовываюсь и вижу на эндуро совершенно офигевшего работника заправки (видать на смену приехал), разглядывающего нашу палатку. Он спросил что-то у TIR-щиков, стоявших неподалеку, и один из них уже собирался покрутить пальцем у виска, но, видимо, увидев меня, решил выразиться нейтральнее. Я посмотрел со значением на этого парня, типа «Ну и что дальше?», но тот, пожав плечами, проехал к заправочному павильону, а я засунулся вовнутрь додремывать. Через часок стали мы собираться. Складываем палатку, а рядом с нами микроавтобус и штук пять детей с парой взрослых – тоже собираются. Вдруг, метрах в семи раздается дикий визг и туда устремляются все дети, а за ними и взрослые. Мы, конечно, внимания никакого – байкеры все-таки, когда я замечаю, что народ там цокает со значением, головами качает и на нашу палатку посматривает. Подходим и мы, а там сидит на земле такой славный паучок – мохнатенький весь, каких-то сантиметров семь в диаметре, если без лапок. Ну а с лапками, так и все двадцать было. Сидит себе, по сторонам посматривает, и, заметьте, никакому герою в голову не приходит его пришибить – стоят только да фотоаппаратами щелкают и камерами жужжат. Паучок, видимо, сам знает, что он часть природы, обижать его нельзя, и тоже не суетиться. Думаю, самые смекалистые уже догадались, что вся соль этого эпизода в том, что мы это создание не обнаружили с вечера. В общем, со всеми развлекухами выехали в 9-30.

В 11-30 заправляемся в Монпелье.

Наша заправка скромнее и состоит из четырех чашек кофе и двух двойных бутербродов, что обходиться в 82 FFR = $12.80. Не забывают про нас и французские дороги и регулярно покусывают нас, а именно: 2*(48+16+13+41+15+4.50) FFR = $43.60. Но тут я забежал несколько вперед. 15 и 4.50 – это особые цифры, это Ницца… которую мы проезжаем по одной из верхних дорог. Она прекрасна и я выворачиваю шею, пролетая по виадукам. С Ниццы начались виадуки и тоннели. Я по наивности начал было их считать, но куда там! Их было столько, что через пару дней в районе Сан-Ремо Юрию Петровичу уже снилось, как он идет в повороте по не огражденному виадуку. В итоге мы оценили количество тоннелей, пройденных на Ривьере в пару сотен. Но вот Ницца уже позади и мы, минуя Монте-Карло по верхней дороге, подъезжаем к тому, ради чего пожертвовали сегодня Ниццей – Монако. Монако – это заповедник очень незаметно связанный с остальным миром и существующий сам по себе. И это заповедник роскоши. Роскошь наваливается на вас с первых сотен метров после скромной таблички «Monaco». В течении нескольких минут частота встреч с Porsche, Mazeratti, Ferrari, не говоря уже о спортивных Мерсах, превышает все разумные пределы. Минут десять мы едем мимо роскошных отелей. Не мимо этих 5-звездочных сетевых гостиниц придурковатой стекло-бетонной архитектуры, а мимо стильных (старинных или под старину) четырех-шести этажных зданий с паркингами не более, чем на десять машин. Минут через пятнадцать мы были уже в самом центре. Едва разминувшись с Lamborghini Diablo ярко-желтого цвета и с большим трудом припарковав наши моцыли между навороченными тачками местных бонвиванов, мы направились к морю. Ожидая зеленого огонька для пешеходов, мы наблюдаем на встречных курсах черного мотоциклиста на чернющем же Харлее (для знакомых с физикой – это была прекрасная модель абсолютно черного тела) и седого джентльмена в серо-голубом костюме, белоснежной рубашке и темно-синей бабочке верхом на мотороллере пятидесятых годов. Эта сцена оказалась очень характерной: в следующие сорок минут мы поняли, что это место – сплошной карнавал. Привозимые туда на пару часов обычные западные туристы, как и мы, неуверенно озирались по сторонам. Ну, может быть не так уж неуверенно как мы. Как ни крути, а мы были пыльные, слишком странно выглядевшие даже для этого города. Почему «пыльные» стоит на первом месте? Да потому, что любой вылизанный бюргерский городишко просто грязная дыра по сравнению с Монако. Честно говоря, даже полицейский из Назаре выглядел бы заурядным обывателем рядом с местными стражами порядка. Не то, чтобы мы комплексовали, но просто чувствовали себя как-то неуютно. Однако это не помешало нам насладиться великолепными видами, белоснежными яхтами в знаменитой гавани и общей сказочностью места, после чего мы поспешили убраться на верхнюю дорогу – надо было уже подыскивать ночлег. Несколько виадуков, тоннелей и вот мы на заправке в Италии!

Италия все же самая демократичная по стилю страна. Вся стойка в призаправочном кафе (и персонал, и посетители) излучала теплоту, смех и какую-то легкость. Мы купили себе по бутерброду, я взял чай, а Юрий Петрович колу. Этот шикарный ужин обошелся нам в 21’700 LIR = $11.20. Еще до еды мы приняли решение остаться ночевать прямо здесь. Для меня это была самая тяжелая ночевка, после ночевки в Германии неподалеку от границы с Францией. Если там нас поймала погода и засекреченность кемпинга, то здесь мы оказались зажатыми между скалами вверху и дорогой курортной зоной внизу (мы были как раз, примерно, на линии Сан-Ремо). Самое плохое, что в этих местах отсутствуют паркинги в нормальном понимании этого слова – с большими полянками, скамейками, столиками и разреженностью машин и тел. Бензозаправка с паркингом – не более, чем небольшое расширение дорожного полотна на котором должно уместиться все, и заправка, и кафе, и огромные TIRы, и небогатый народ двигающийся своим ходом по линии Италия-Франция-Испания весьма оживленно. Устраиваемся и мы под невысокой, но роскошной пальмой. На противоположной стороне паркуется микроавтобус с двумя парочками и одной нечетной барышней. Замечая наши роскошные мотоциклы и, расковано брошенные тела под пальмой, она устраивает нам целое представление с разминками, взглядами, встряхиванием волосами и другими невинными шалостями. Однако быстро темнеет и через некоторое время мы уже отгорожены от этого представления несколькими TIRами. Под этой пальмой не было ни одного ровного участка, и к утру я уже проклял и эту пальму, и эти скалы вверху и это Сан-Ремо внизу. Юрий Петрович, хоть и радовался, как всегда в таких случаях, что мы среди людей, но тоже видать притомился.

02 августа 2000 года, среда

В результате – выезд в 7-45. Еще с вечера решили на следующий день как можно скорее съехать к морю и остановиться на денек – отдохнуть, покупаться и привести себя в порядок. Часок езды по автостраде и при съезде с нас сдирают 2*17’000 LIR = $17.60 за дороги. Никак не могу отделаться от подсознательного ощущения несправедливости этих платежей. Еще часок по нижним дорогам и мы въезжаем в ХХХХХХХ. Начинаем поиски недорогой гостинницы возле моря. Не доезжая собственно курортной зоны, останавливаемся возле мотосалончика спросить какого-нибудь совета (не хочется повторять опыт Назаре). К нам подходят мужики и с восторгом начинают вопить «Динамо Киев! Шевченко! Украина!» - это они реагируют на надпись «Kiev-1962» на мотоцикле Юрия Петровича. Я знаю, что многие предпочли бы, чтоб нашу страну узнавали по таким фамилиям, как Шевченко, который Тарас Григорьевич, или Пулий. Меня бы это тоже порадовало, но реалии таковы, что если бы не Шева с Клычками, то «пересічний» европеец даже не знал бы, что такая страна, Украина, существует. В общем, нам было приятно. Что касается гостиницы, то нам дали наводку на кемпинг, но мы его, естественно, не нашли и оказавшись в одном квартале от моря зашли в первую попавшуюся гостиницу. Вид у нее был так себе (три звезды), но нам и надо было не так уж много. Мы поговорили с распорядительницей на ее совершенно диком английском, и она ушла что-то выяснять, а мы расположились за столиком на террасе. Как выяснилось, через пять минут мы ей просто «не показались», и она спряталась в глубине холла. Оскорбленный в лучших чувствах я пошел в соседнюю гостиницу «Otel Cazaina». Эта уже претендовала на 4 звезды, хоть их там и близко не было, но английский у барышни за стойкой уже был сносный, и сама барышня не смахивала на сестру-хозяйку из нашей больницы, как это было в предыдущем случае. Выяснилось, что мест нет, но они часть небольшой сети и у них есть неподалеку здание, где есть свободные места. Она перезвонила туда и сказала, что нас там уже ждут. Я взял трубку и мне подтвердили на другом конце провода, что они с восторгом примут нас и наши моцыли за $70 (прямо в долларах) за сутки, а нам нужно просто проехать чуть вперед по этой же улице, которая идет параллельно набережной. Конечно, как во всех курортных городах мира, отдыхающих здесь разводят по страшному, но мы решили ничего больше не искать, так как у нас были всего одни сутки и большая программа: постираться (и высушить постиранное), отдохнуть (выспаться на нормальных кроватях), покупаться и погулять хоть чуть-чуть по земле ногами – а местное время уже было 10-30. «Чуть вперед» оказалось в соседнем городке Лоано (Loano), который отделялся от своего соседа только лишь дорожной табличкой.

Нас действительно ждали – за стойкой стояла улыбающаяся, большеротая, черноглазая итальянка лет двадцати пяти, с которой я разговаривал по телефону. В первую очередь мы завели наши мотоциклы в гараж, что сразу настроила Юрия Петровича на позитивный лад, а потом нам показали номер. Комната с балконом была действительно очень хороша, в номере был душ и даже небольшая кухонька с холодильником. Нам оно, конечно, без надобности, но если с женами да детями въезжать, то очень даже не плохо. Вид кроватей на какой-то момент лишил меня здравого рассудка, и я не сообразил немедленно рассчитаться, что обошлось в +$20. Когда мы спустились вниз после двух часов сна, и я протянул $70, девушка с выражением искреннейшего огорчения в большие маслиновидных глазах сообщила, что они связывались по телефону с Madame Cazarina, и она сказала, что раз мы только на одну ночь, то это будет стоить $90, куда войдет и номер, и стоянка для мотоциклов, и пользование стиральной машиной. После упоминания о стиральной машине я предложил было встретиться с мадам лично, но усталость и цейтнот привели к тому, что вместо этого я потребовал включить завтрак, забрал деньги и сказал, что рассчитаюсь при отъезде, а если это будет не $90, то я пойду в муниципалитет, благо мы мимо него проезжали и знали где он находится. За сим последовали взаимные уверения в том, что никто ничего плохого не хотел и мы были препровождены к стиральной машине.

Потом мы пошли купаться. Пляж действительно оказался в 5-7 минутах от гостиницы. Народу было, правда так много, что мы не сразу нашли, где и прилечь. В силу занятости ни Юрий Петрович, ни я не успели загореть, и наши сине-зеленые тела производили диковатое впечатление в начале августа на Лигурийском побережье. Но нас это не трогало, море было великолепное, и мы наслаждались солнцем и водой как могли. Ближе к парапету сидели в шезлонгах жирные лоснящиеся итальянские семейства и не поворачивая голов громко разговаривали друг с другом. Вообще, по сравнению с Назаре, мне здесь совсем не понравилось – людей много, шум, гам, хотя море, конечно, теплее. Плавание заставило окончательно проснуться наши желудки и мы двинулись на поиски местечка, где мы могли бы пообедать.

Прямо возле набережной проходит железная дорога, по которой ездят только электрички, и мы идем не возле моря, а по параллельной улице, проходя мимо нашей гостиницы. Пляж меня принапряг своей перенаселенностью и я предлагаю найти какой-то общепит местного пользования. Мы сворачиваем на одну из улочек, ведущих к морю, и… находим в этом муравейнике чудное итальянское кафе, где не то что туристов нет, а даже по-английски никто не рубит. Усаживаемся на улице и после долгих объяснений на пальцах нам, естественно, приносят совсем не то, на что мы рассчитывали, а именно равиоли с самыми разнообразными начинками и пару соусов. Самое плохое, что в этом всем нет мясной составляющей, и я отправляюсь вовнутрь кафе, где требую отхватить нам пару порций от здоровой палки ветчины. Через пять минут нам приносят эту самую ветчину под горчицей и жизнь окончательно налаживается. Мы наслаждаемся спокойствием этого места. Несколько аборигенов никак не нарушают нашу сиесту. Мороженое и торты мы выбираем прямо в витрине и тут уже никаких ошибок.

Не спеша, прогуливаемся к морю и к вечеру возвращаемся в гостиницу. На прощание Юрий Петрович фотографируется с барменшей, очень интересной итальянкой.

03 августа 2000 года, четверг

Хорошо выспавшись, спускаемся к завтраку. Который состоял из пары булочек и кофе. Я затребовал еще и бутылку минеральной, но, вообще, свинство – хоть на йогурт мы были вправе рассчитывать.

После завтрака Юрий Петрович отправляется на море, а я, сытый по горло этим итальянским дурдомом, поднимаюсь в номер вздремнуть. Искупавшись в море, Юрий Петрович решил посетить и бассейн, чтоб уж отбить все девяносто баксов. После этого мы, не спеша, собрались в дорогу и производили всякие штурманские расчеты. К сожалению, времени у нас в притык и до Мюнхена мы не можем себе позволить никакой пешеходно-отдыхательной программы. Выехали в 12-30. Наш путь лежит по побережью в Геную, потом на Север через Милан в Альпы. Геную проезжаем по верхней дороге и хотя мы и не планировали заезжать, очень обидно смотреть на всю эту красоту – прощай Генуя, прощай море. Милан проезжаем по окружной и срываем аплодисменты и бурный успех у пассажиров зеленого 525 бимера. Они нас просят остановиться, но Юрий Петрович показывает, что нет времени. Тогда они обгоняют нас, один из них высовывается из окна до половине с фотокамерой и делает несколько, я думаю очень неплохих, снимков.

Около 15-00 мы заправляемся возле Piasenza. Попутно дорожные кровососы раздевают нас на 2*21’500 LIR = $20.00.

Обедаем бутербродами с колой и мороженым (18’800 LIR = $9.70) и едем дальше. Постепенно начинаются подъемы, вокруг вздымаются горы и движение делается все более интенсивным – мы оказываемся на одной из двух основных магистралей, ведущих по горным ущельям из северной Италии в Австрию. Мы въезжаем в Альпы. Постепенно ясное небо затягивается облаками и делается попрохладней. Мы одеваем куртки, а во мне просыпаются нехорошие воспоминания про дожди во время первой половины нашего путешествия. Вечереет, мы останавливаемся и ставим палатку на месте для отдыха возле бензозаправки. Ужинаем бутербродами за 10’000 LIR = $5.10 и допиваем колу. По закону жанра начался дождь. Это было перед Больцано.

04 августа 2000 года, пятница

Просыпаемся рано и быстро выезжаем – сегодня мы должны быть в Мюнхене, а до него всего-то километров триста, кусочек Австрии и, по всей видимости, дожди. Утром паркинг проверяют полицейские, но мы к тому времени уже свернули палатку и не боимся никаких вопросов. Неподалеку от нас ночевал курский водитель ТIRа на Volvo. Беседуем с ним по поводу дорог и жизни вообще. За пару километров до границы итальянцы сдирают с нас еще 2*33’000 LIR = $34.00.

Въезжаем в Австрию (11-45) под усиливающийся дождь и едва успеваем спрятаться на бензозаправке, точнее на заправках – их тут целых три. Заправляем моцыли и завтракаем несколькими порциями сосисок.

Пытаемся вытребовать себе яичницу, но милая бабушка за стойкой, еле-еле говорящая по-английски, уверяет нас, что яиц нет. Мы верим на слово и не спеша расправляемся с сосисками, булочками и кофе (256 AST = $20.60). Каково же было мое удивление, когда я увидел, что расположившемуся невдалеке семейству вынесли яичницу на большой сковороде... Да, разочаровали нас австрияки в этом месте, разочаровали. Кстати они еще умудрялись брать деньги за туалет на одной из заправок, притом что на двух соседних это было бесплатно. Ну да Бог им судья, а мы располагаемся на скамеечке под навесом и начинаем пережидать дождь. Какой-то запас по времени у нас еще есть, но дождь усиливается настолько, что даже западные мототуристы начинают сворачивать на вынужденный отдых, а их остановить весьма трудно. Подкатывает немецкая семейка на бимерах: 1.2 у папы и 1.0 у мамы. Маме с папой лет по сорок по пятьдесят и их на вид восемнадцатилетняя дочка ехала сзади папы. Папаша присаживается рядом с нами на скамейку. Экипировка у него бешенная и мы невольно спрашиваем, не промок ли он. Таки не промок! В доказательство он демонстрирует нам некоторые хитрости своего навороченнейшего костюма.

А дождь все идет. Я начинаю давить на то, что нужно ехать даже под слабым дождем, ведь в Мюнхене нас ждут друзья в теплой квартире и мы бы там уже как-то оклемались. Лишь бы доехать сегодня, иначе опять придется ночевать непонятно где да еще по такой погоде. За этими разговорами мы вдруг замечаем ярко-оранжевое чудо проплывающее мимо нас на платформе специального тягача. Имя этому чуду – Lamborghini Diablo SV. Водитель останавливается перекусить, а мы идем рассмотреть Машину поближе. Еще в Монако нам бросилось в глаза, какая она маленькая, а на платформе выглядела бы просто игрушечной, если бы не огромные колеса запасного (вероятно зимнего) комплекта. Машина кое-где была укрыта упаковочной бумагой и явно следовала прямо из Модены к своему хозяину в Германию. Налюбовавшись, возвращаемся к нашим мотоциклам, но дождь продолжает моросить. После непродолжительных дискуссий я убеждаю Юрия Петровича стартовать, и мы выезжаем. Через пару километров австрийцы сдирают с нас за дороги (100 AST = $8.00) и начинается наш переход через Альпы. Конечно, Суворову было тяжелее, да и переходил он в швейцарских Альпах, а мы были в австрийских, но… Когда вас обгоняет трейлер двигающийся со скоростью 110-120 км/ч во время дождя и это происходит не реже, чем каждые пять минут – это нечто. А тут еще горы. Нашим пони-мотоциклам тяжело все время карабкаться в гору, сказывается отсутствие запаса мощности. Не подумайте, что слезу вышибаю, но просто писать про этот переезд толком нечего – горы в облаках, облака на самой дороге в виде периодических туманов, мутная горная река бегущая рядом с дорогой и практически непрерывный дождь. Когда он прекращался на двадцать-тридцать минут, его функции брали на себя проносящиеся мимо трейлеры. Так мы провели около четырех часов, и наконец оказались в Мюнхене.

На мюнхенской окружной дороге останавливаемся позвонить Зиновию, и тут Юрий Петрович неожиданно начинает медленно падать на правую сторону. Я едва успеваю подхватить его. Оказывается, от длительной поездки под дождем у него свело ногу.

Юрий Петрович немного ориентируется и без плутанины выводит нас в район квартиры Зиновия, но дальше надо уточнять. На автобусной остановке спрашиваем девушку, как нам проехать по такому-то адресу, но она не говорит по-английски. Зато второй же спрошенный мужик с маленьким сыном оказался нашим эмигрантом и на хорошем русском рассказал, как проехать. Мы звоним Зиновию – он уже нас заждался и встречает на улице. Закатываем мотоциклы в подземный гараж и поднимаемся в квартиру.

Вода с нас просто льется и это не преувеличение – я не могу вытереть ноги. Хорошо, что жена Зиновия пришла только через час, и мы успели привести себя в порядок. После такого горного дождевания даже Юрий Петрович принял немного на грудь, не говоря уже обо мне. Старшее поколение вспоминало молодость (они когда-то все вместе работали), где-то их воспоминания о том времени пересекались и с моей пионерско-комсомольской юностью – в общем, было хорошо, тепло и, главное, сухо!

Спали мы с Юрием Петровичем как убитые.

<05 августа 2000 года, суббота

Утром после завтрака меня снабдили универсальным проездным и я отправился осматривать город, а Юрий Петрович, бывавший в Мюнхене несколько раз, остался с Зиновием.

Сегодня к вечеру мы должны были еще успеть переехать в Нюрнберг, поэтому мы договорились, что я буду к часам четырем, и я погулял по Мюнхену несколько часов. Побродил с удовольствием, позаходил в красивые костелы и кирхи, хотя особого очарования в этом городе не увидел. По крайней мере, с точки зрения архитектуры, это обычный бюргерский город, только большой и слегка украшенный псевдоклассицизмом а-ля третий рейх. На знаменитой Мариен Плац я оказался как раз к 12 часам и вместе с несколькими тысячами зевак наблюдал кукольный рыцарский турнир, который в течении 15 минут разыгрывался в огромных часах. Поискал я глазами кого-нибудь, чтоб сфотографировал меня и подошел к какому-то парню с хорошим открытым лицом. Просьба типичная мы поговорили о компоновке кадра и он, конечно, сфотографировал меня, а потом спросил не из Англии ли я. В ответ я начал ему стандартную сагу о Динамо, на что он по-русски ответил, что он в курсе, так как сам из Украины, приехал на работу по контракту. Он был уже в Мюнхене пару недель и посоветовал мне посмотреть местный Английский парк. Парк оказался действительно стоящим внимания, хотя он мне показался скорее Французским. Однако скоро надо было уже возвращаться, и я поехал назад, заскочив по пути в один из центральных супермаркетов, где купил духи своей жене.

Пока я гулял, Зиновий с Юрием Петровичем предприняли велосипедную поездку по разведке выезда и в ближайший автомагазин. Мы пообедали, сердечно распрощались с хозяевами и в 18-00 выехали. Нам предстоял самый короткий переход – 180 км до Нюрнберга.

За 80 км до Нюрнберга заправляемся.

По дороге нас опять захватил дождь, но доехали к Саше без проблем. Вечером рассказывали о наших приключениях с тех пор, как мы выехали из Нюрнберга 21 июля.

06 августа 2000 года, воскресенье

Утром я уехал с Сашей и Ларисой на фламарты (Fleemarket – блошиный рынок). Саша страстный нумизмат и он хотел поискать монеты, я тщу себя надеждой купить хороший шлем, а Лариса просто поехала за компанию. Юрий Петрович, как и в Мюнхене, остается отдыхать. В Германии эти блошиные рынки устраивают в мелких городках по специальному графику. В это воскресенье в окрестностях было организовано три таких рынка. И мы их все объехали. Среди покупателей очень много русских, а продавцы самые разнообразные. Немцы в основном продают разнообразное «б/у» и скорее для развлечения. Местные арабы и турки торгуют чем-то вроде того, что можно купить у нас на вещевых рынках. На первых двух фламартах для меня ничего подходящего не было, но на последнем Саша сторговал для меня отличный интеграл Uvex Boss с разбирающимся, двойным не запотевающим стеклом. Турок долго упирался, но в итоге соскочил с 90 до 70 DEM. Саше удалось купить какие-то редкие монеты, возвращаемся мы в весьма приподнятом настроении и к тому времени, когда мы подъехали к дому, я уже успел примерить шлем раз пять, как минимум. Юрий Петрович одобряет шлем, мы обедаем и я засыпаю. Наверно, начинает сказываться многодневная усталость.

Последнее время у меня часто глох мотоцикл на нейтрали, что здорово доставало, особенно в городах (один с перекрестка уехал, а другой остался). Я не рассматриваю это как неисправность, так как все дело было в регулировке холостого хода, который был занижен меньше минимума, чтобы уменьшить «дымок» из моих выхлопных труб. Юрий Петрович как-то философски относился к нашим выхлопам, а я просто комплесксовал. Но неожиданные заглыхания тоже достали и мы подняли на моем мотоцикле холостой ход.

Вечером обсуждаем резонность попытки въехать в Чехию по Шенгенской визе. Мнения разделяются. Старшее поколение считает, что шансы есть, а мы с Алешей, что никто нас не пустит. В итоге соглашаемся ехать, чтоб не грызть себя потом, что не все предприняли, что могли.

07 августа 2000 года, понедельник

Выезжаем в 8-00. С этого момента для меня начинается дорога домой. Кажется, что это совсем рядом. Без проблем выезжаем из Нюрнберга и валим по автобану до чешской границы. В 15-30 подъезжаем к Развадов.

Немцы нас выпустили без проблем, а чехи, естественно, тормознули. Мы, правда, к этому были готовы и попросили попытаться испросить нам разрешение въехать у вышестоящих инстанций. Все-таки мы на чешских мотоциклах из такого тура приехали… Офицер чех отнесся к нам, конечно, хорошо и разрешил постоять на погранпункте в ничейной зоне. Пока он звонил своему начальству, я связался с заводом Jawa в Тынце-над-Сазавой. Однако ни у него, ни у меня ничего не вышло. Его начальство резонно заметило, что если бы они нас и пропустили, то любая встреча с милицией посулила бы нам всем очень крупные неприятности, так как никаких бланков транзитного проезда у них не было предусмотрено. С завода вскоре тоже пришли неутешительные новости. Они связывались с МИДом в Праге, но поскольку шел первый месяц введения визового режима между нашими странами, никто не хотел говорить ни о каких исключениях. Ну что ж, сами виноваты – надо было никого не слушать, ни чехов с завода, ни друзей, а в Киеве выкроить пару дней да оформить визы.

В расстроенных чувствах отъезжаем от границы и через 33 километра заправляемся.

Вскоре нас опять застает непогода. Прячемся под мостом пешеходного перехода через автобан. Когда дождь затихает, едем дальше и проскакиваем поворот на Weiden, на который планировали свернуть, чтоб выехать к польской границе кратчайшим путем. Результат столь же печален, сколь и предсказуем – возвращаемся почти до самого Нюрнберга и едем на Герлиц по той же дороге, по которой ехали пару недель назад. Еще одно последствие такого крюка состоит в том, что мы не успеваем въехать в Польшу и остановиться в недорогой гостинице. Так что в 9-00 вечера заезжаем на место для отдыха возле автобана. Там есть столики и широкие лавки. На них и устраиваемся. Моцыли отдыхают рядом. Завтра будем брать Польшу – хотим доехать до той гостиницы, в которой ночевали по дороге «туда».

08 августа 2000 года, вторник

От такого ночлега подорвались в шесть утра. Пока размяли кости – выехали в семь и к 9-00 остановились в районе Chemnits заправить мотоциклы и себя. Утро было холодное, и я никак не мог согреться.

Завтракаем в примыкающем к заправке кафе. Место отличнейшее. Мы после «скамеечной» ночи просто разомлеваем и горячее кофе действует на нас, как снотворное. Даем себе дополнительные четверть часа посидеть в тепле и спокойствии и в путь.

Наконец пересекаем польско-германскую границу, видим первый указатель на Киев (!!!) и въезжаем на автобан постороеный Гитлером во время наступления на восток. У нас он тоже есть – варшавское шоссе. Но если наши в какой-то момент прикрыли бетонные плиты асфальтом, то на участке Герлиц-Вроцлав все осталось таким же, как было при жизни фюрера, вот только шестидесятилетний износ прибавился. Никакая бумага, конечно, не вынесет того, что было сказано по адресу каждого междуплитья этой дороги, Адольфа в частности, и особенно польских товарищей с их странным отношением к истории. Через сорок минут нам уже было не до шуток. Скорость пришлось сбросить до 40-50 км/ч, но вилки на груженых мотоциклах продолжали отстукивать полные хода. В какой-то момент просто остановились передохнуть, чтоб нервы успокоить – поставили мотоциклы у обочины, а сами прилегли на траву, ночь-то перед этим все равно толком не спали. Не прошло и пяти минут, как подоспели и психиатры в виде двух полицаев в автомобиле. Пронеслись мимо нас, но не поленились затормозить и сдать метров 70 назад. Надо отдать должное, что первый вопрос был все-таки: «что случилось?» – ну вот никогда не слышал, чтоб наши хранители дорожного движения такое спрашивали. Однако, убедившись, что мы не были двумя трупами на их участке, один из них просто, как с цепи сорвался (дурак – ему радоваться бы надо, а он?!). Короче, остановка на автобане (от этого термина у меня аж дух сперло от возмущения!!!!!), отсутствие на моем аппарате зеркала, сигнала и плохая видимость стопов из-за багажа должны были нам обойтись в баксов 40-50, если на месте рассчитываться. Нужно было как-то отмазываться и я уговаривал его, мотивируя тем, что завтра нас уже в Польше не будет и опасной ситуации мы не создадим. Напарник подталкивал его, чтоб отпустил, но этот просто как на принцип какой-то пошел. Но тут настал мой звездный час: я рассказал, откуда мы едем, глаза у него стали квадратными, и он вернул мне права. После краткого обсуждения мы признали, что действительно припухли и дальше надо отдыхать сдержанней. Опять возвращаемся на «автобан». В одном месте делаем попытку объехать эту дорожку, но местные говорят, что будет только хуже, а тут уже немного осталось. Оказалось действительно немного, и в 18-00 мы въезжаем во Вроцлав. Во Вроцлаве идет очередной ремонт центральной части, и мы делаем круг почета по знакам «Объезд». Наконец выезжаем к нужному мосту, но проскакиваем въезд и заезжаем в подвернувшуюся «полупроезжую» зону перед каким-то учреждением. Останавливаемся и ориентируемся на местности в стационарном состоянии. Юрий Петрович решает заменить свечу, потому что он почувствовал, что ее надо заменить. Действительно, свеча совершенно убитая, а мы очень осторожно и очень серьезно нарушив правила, въезжаем на нужный нам мост. После моста путаемся уже совсем чуть-чуть и уточнив дорогу у одного приличного вида мужика – благо он по-английски мог говорить – выезжаем на дорогу №8 (которая в атласах с красной меткой) на Варшаву. Потом-то мы с нее сворачиваем, но само направление называется на Варшаву и это нас поначалу сбило с толку.

Около 19-00 заправляемся перед Olesny.

Попутно отдыхаем и балуем себя мороженым (2 пачки за 8 ZL = $2).

Долго едем без остановок, но быстро темнеет, а до «белого домика», в котором мы планировали заночевать еще слишком далеко. В 22-00 сворачиваем в придорожный отель и после непродолжительных торгов сходимся на 150 ZL ($37.50) с завтраком и душем в коридоре. Номер ничего, очень тепло, душ чистый и мы попив чаю из кипятильника засыпаем умиротворенные.

09 августа 2000 года, среда

Всю ночь шел дождь и мы хорошо выспались. Хорошо позавтракали и в 10-00 стартовали на… Устилуг!

К 13-15 доехали до «белого домика». Хорошо, что вчера хватило ума остановиться вовремя.

Нас здесь помнят. Мы меняем деньги на той же заправке, но курс, говорят, изменился и равен 1 к 4. Может, конечно, кинули, но не похоже. В белом домике выпиваем чаю и проигрываем последние 8 ZL в игральном автомате.

Постепенно приближаемся к границе. Последний участок едем уже по правильной дороге – через район Трубешова. Никаких указателей направления на границу нет, хотя до нее уже не больше пяти километров. Мы проезжаем через несколько мелких поселков и, остановившись, уточняем дорогу у прохожих. Я за этот день уже совсем расслабился и не заметил, как открутилась муфта круиз-контроля, и тросик газа выскочил из паза ручки. В результате Юрий Петрович, стартовав первым, уехал, не заметив, что я остался на месте, отчаянно размахивая руками. Пока он вернулся за мной, я уже поставил тросик на место и стал прокачивать перелившийся двигатель; естественно, с отвернутой до упора ручкой газа. По дилетантству своему я пребывал в уверенности, что ручка газа при повороте упирается в какой-то конструктивный элемент в крепеже ручки, а оказалось, что выворот газа ограничен напайкой на тросике газа в карбюраторе. И вот на старте, когда двигатель уже завелся и Юрий Петрович опять поехал, эта напайка отвалилась… Когда через 15 минут он опять появился, мне, честно говоря, было просто страшно на него смотреть. Но даже тяжелые минуты проходят. К счастью, напайка не втянулась в цилиндр, и вскоре тросик был заменен под аккомпанемент патетических восклицаний и риторических вопросов, и я таки съехал с этого «благословенного» места.

Наконец к 20-00 подъезжаем к таможне. Там относительно большая очередь, но мы, пользуясь неким высшим правом мотоциклистов, пристраиваемся к первым машинам – начинается дождь и нам никто ничего не говорит. Хотя Юрий Петрович считает, что так и должно быть, но я чувствую себя неудобно. Поляки спросили, откуда мы. Получив ответ, пропустили и сказали, что нам там (у нас то бишь) медаль дадут, наверно. Зато на нашей части встретила какая-то стерва в погонах. Глядя на нас под дождем, она сказала, что видела, как мы в Польше (!) полезли без очереди, и чтоб мы не думали, что тут у нас тоже так выйдет. Тут мы поняли, что благополучно вернулись на Родину, очень обрадовались, а Юрий Петрович за 5 минут договорился с «гонщиками» и начальником погранпункта, чтоб нас по-быстрому пропустили. Таможенник, правда, начал говорить, что надо ж проверить, но начальник посмотрел на него, как на полного идиота, и нам пожелали счастливого пути. А в 21-00 мы уже сидели у Галины Анатольевны и рассказывали о своих приключениях.

10 августа 2000 года, четверг

Выехали в 7-30 на Ковель. Вечером Миша нас уговорил поехать по Варшавскому шоссе, мол и машин мало, и милиции немного, и дорога ничего. Ну может для Устилуга она и ничего, но весь этот день мы опять проклинали гитлеровские автобаны. Конечно, это было несравнимо с польским вариантом, но все равно, в скорости мы потеряли и в усталости тоже. А утром мы еще этого ничего не знали и выехали в ожидании встречи с родными и Киевом. Туман стоял такой, что на одной развязке пришлось остановиться, чтобы рассмотреть знаки.

В Ковеле заправляемся.

Выезжаем на Варшавку и через пару часов понимаем, что с дорогой ошиблись. Недалеко от Ковеля встречаем бандитов. Не разглядев нас сразу они подрываются заводить машину, но при ближайшем рассмотрении смеются и остаются на месте. Места все родные, красивые, но дорога – одно расстройство. В 14-45 перед Коростенем заправляемся.

В 16-45 последний раз останавливаемся на дорожный отдых. Путешествие заканчивается – нас ждет Киев, а уж как мы ждем и слов нет. Мы валяемся на траве на 74 километре варшавского шоссе, и мне не верится, что сегодня я уже буду дома. Впрочем также, как и в то, что я 12 дней назад выехал из Лиссабона.

Уже начинается чувствоваться близость Киева и мы незаметно въезжаем в любимый город. На Виноградаре у меня начинает глохнуть движок, но на спуске удается его разок подхватить. Другой раз останавливаюсь на светофоре и с нескольких попыток завожу . Но вот все позади и в 18-20 мы на Бережанской, в гараже у Юрия Петровича.

Победа: маршрут Киев-Лиссабон-Киев взят!!!


ПОСЛЕСЛОВИЕ

Я считаю, что мы действительно сделали большое дело, в первую очередь, для самих себя. Юрий Петрович прибавил очередную десятку к своим сотням тысяч мотокилометров намотанным по полям, лесам, горам, пустыням СССР и еще раз убедился, что у него самый классный мотоцикл в мире. Что касается меня, то я просто люблю путешествовать – это меня вводит в какое-то особое состояние. Особенно приятны неспешные длительные экспедиции, к коим я отношу и наш тур. Еще мне кажется, что я научился в первом приближении ездить на мотоцикле.

Что касается внешней стороны дела и понтов, то по-моему, даже на машинах никто не предпринимал поездки Киев-Лиссабон-Киев, ну а за мотоциклы, тем более такие, как наши, я ручаюсь. Недавно я прочитал, что один парень в одиночку доехал из Владивостока проехал до Германии на Yamaha– круто, мотоциклистам Украины есть еще куда тянуться. Однако, он весь был при спонсорах и располагал временем, чему мы по доброму завидуем. Известный многим читателям Игорь Печерский рассматривал наш тур, как некое прорубывание окна в Европу. Ну что ж, сезон 2001 покажет.

PS. Да вот еще про понты: я стал иногда в обед разъезжать по центру на своей Явушке в офисных шмотках – белой рубашке, галстуке, пиджаке и туфлях – народ прямо из машин вываливается. И правильно. Как говорит Юрий Петрович: «нечего ему там – в машинах – сидеть!»


начало наверх
Jawa-250 часть 1 - часть 2 - часть 3 - История про море - МотоЯрославец-2004
ПУТЕШЕСТВИЯ
Идея: Денис Тучин aka Den. Разработка+дизайн: Алексей Мамонтов aka Lexa. Эмблема: A.Mack
Все замечания и пожелания присылайте на wеbmaster@jawaold.su
© JAWAold мотоклуб, 2002-2006